Борьба рабочих против капитала на оборонных предприятиях

оборонный заводС падением российской экономики в очередной экономический кризис по всей стране стало нарастать и шириться рабочее движение. Капиталисты, не желая терять свои прибыли, из всех сил стремятся переложить все убытки от кризиса на своих наемных работников, в первую очередь, на рабочий класс. Они усиленно «оптимизируют» свое производство, т.е. самыми разнообразными способами увеличивают эксплуатацию рабочих, стараясь заставить их работать больше за меньшую зарплату. Например, увольняют часть рабочих, а на оставшихся возлагают обязанности их уволенных товарищей, или удлиняют рабочий день — вводят новые графики работ, при которых рабочие вынуждены работать больше, чем прежде, за те же или даже меньшие деньги. Активно применяют сверхурочные и ночные работы. Уменьшают или задерживают зарплаты. Используют систему штрафов и всячески экономят на безопасности труда. При этом одновременно повышают цены на свою продукцию, в результате чего за самые необходимые вещи — еду, одежду, коммунальные услуги, топливо, лекарства и т.п. рабочие вынуждены платить гораздо дороже, чем прежде.

Пролетарские массы нищают с огромной скоростью — заработанных денег, которых еще вчера хватало рабочей семье на сносную жизнь, сегодня не хватает даже на нормальное питание.

Государство же не только не поддерживает рабочих, напротив, оно всеми способами помогает капиталистам грабить трудовой народ еще больше: сокращает социальные пособия, увеличивает штрафы, вводит новые налоги и платежи. А чтобы народ не дернулся, с помощью своих силовых и идеологических структур удерживает рабочих от справедливых и обоснованных протестов против ухудшения своего материального положения.

Российское буржуазное государство и капиталисты-работодатели выступают против рабочего класса и трудящихся масс единым фронтом. Рабочие же пока разобщены, и единого пролетарского кулака капиталистам показать не могут.

Но трудовой народ России уже не молчит. Он все активнее поднимается на борьбу за свои права и политические свободы, все больше понимая, что решить экономические проблемы без политических свобод невозможно. В первых рядах борющихся, судя по сводкам протестов, идут в России строители, шахтеры, дальнобойщики и работники общественного транспорта. Все активнее становятся студенты и преподаватели вузов. Не желают терпеть гнет монополий и фермеры, понимающие, что при такой политике их разорение неминуемо.

И только заводчане — классический пролетариат, который, казалось бы должен был идти впереди всех трудящихся масс страны, ведя их за собой, пока еще помалкивают. Точнее, они возмущаются несправедливостями своей жизни — все той же беспардонной «оптимизацией» и уничтожением своих предприятий, да только возмущение это крайне вялое и неактивное, выражаемое в таких формах, которые не напугают и комара: жалобы и обращения к власти, разрешенные митинги протеста под контролем администрации предприятия и полиции, или на худой конец голодовки. Боевых забастовок — главного средства рабочей экономической борьбы, которым в большинстве случаев и можно добиться победы, мы видим пока очень мало.

Среди заводчан самый консервативный и малосознательный слой рабочего класса — рабочие государственных заводов, входящих в военно-промышленный комплекс РФ. Значительная часть из них считает, что такие напасти как задержки зарплаты и сокращения, увечья и смерть от разваливающихся станков и цехов их не коснутся. Мол, их заводы «оборонные», для государства очень важные, поэтому оно заинтересовано в поддержании предприятия в нормальном работоспособном состоянии и обновлении производственных мощностей, в сохранении специалистов и росте их квалификации, а значит увольнять и «оптимизировать» рабочих здесь не будут, зарплаты задерживать не станут. В общем, вы, рабочие других отраслей российской экономики, можете сопли на кулак мотать, а нам тут не капает — у нас все хорошо.

Что же на деле? А на деле оказывается, что все совсем не так. На деле сопли на кулак мотать приходиться всем, в том числе и «оборонцам».  Вот несколько свежих примеров.

1.

радиоприборВ сентябре 2016 г. на оборонном заводе «Радиоприбор» во Владивостоке сократили 1009 человек из 1300 работавших на заводе. Рабочим пообещали, что их поэтапно, в течение полугода, трудоустроят в филиал Дубненского машиностроительного завода (ДМЗ), который создадут на базе «Радиоприбора». Уже трижды назначалась дата начала работы, но оборудование до сих пор простаивает.

По обещаниям власти ДМЗ должен был арендовать для своего филиала производственные мощности «Радиоприбора», т.е. люди как бы чисто формально переходили из одной организации в другую, а фактически оставались на прежнем месте — так им говорили и в этом их убеждали. На бумаге филиал ДМЗ действительно вроде как есть, юридически он существует. Физически завод и оборудование тоже на месте. Вот только никто не работает, и работать не собирается. Завод закрыли – просто бросили: оборудование не законсервировано, цеха не подготовлены к простою. С рабочими не рассчитались.

Рабочие понимают, что их обманули, что власть своими обещаниями тянет время, чтобы не выдержав безденежья, под гнетом голода они добровольно написали заявления об увольнении из ДМЗ и бежали искать другую работу. А завод потом, не имея никаких проблем с рабочими, можно было бы преспокойно распродать.

Заводчане с «Радиоприбора» не знают, что теперь им делать. Ведь когда можно было повлиять на ситуацию, они сидели и молчали, трясясь за свои рабочие места. Как оказалось, многого они не выиграли от того, что в свое время трусили и не желали бороться за себя и за свой завод — их все равно уволили, а завод фактически убили.

Куда им теперь податься? Работу в городе найти непросто. На биржу труда податься — толку нет. Там сейчас стоит более тысячи рабочих с бывшего оборонного «Радиозавода», где трудились специалисты высочайшей квалификации. Работу из них смогли найти не более 100 человек. Как оказалось, не больно-то они кому и нужны — биржа труда не предлагает заводским никаких вакансий.

23 февраля 2017 г. работники «Радиоприбора» в пятый раз за последние полтора года выходили на митинг. Они требовали возобновления работы завода и погашения оставшихся долгов по зарплате (после прошлых митингов им часть долга в 200 млн. рублей была выплачена, а оставшуюся сумму в 300-400 млн. рублей должны до сих пор).

Заметьте, работники «Радиоприбора» бьются теперь не только за погашение долгов по зарплате. До них, наконец, дошло, что нужно всеми силами защищать свой завод — гарантию того, что твои руки и твоя рабочая сила будут нужны. Теперь они борются за завод. Только не поздно ли спохватились?

Их завод, как оказалось, кроме них, никому не нужен, в том числе и тому самому государству, на которое они возлагали все свои надежды. 9 марта 2017 г. Арбитражный суд Приморского края признал банкротом ОАО «Радиоприбор», открыл конкурсное производство сроком на шесть месяцев и утвердил исполняющим обязанности конкурсного управляющего В.И. Тихонова, бывшим до этого внешним управляющим Радиоприбора (который, видимо, и предложил эту схему «кидалова» рабочих «Радиоприбора»). Это означает, что в течение полугода «Радиоприбор» распродадут для выплаты долгов перед кредиторами. Достанется ли теперь из вырученных денег что-нибудь рабочим, загадывать сложно. Да это и не суть важно. Главное — свой завод и гарантию своего обеспеченного будущего они уже потеряли. Даже если и выплатят что-то, это будет слабое утешение — деньги быстро будут проедены, а дальше как жить?

2.

ЗиДВ начале мая 2017 г. в Перми на Машиностроительном заводе им. Дзержинского, выпускающем взрыватели и пиротехнику для современных систем вооружения, началась «оптимизация» производства — рабочих уведомили о том, что ряд цехов закрывается и сокращается штат работников — до конца года уволят около 100 человек. И это явно только начало.

Работники ЗиДа не опустили рук и не смирились с перспективой остаться без работы и средств существования. Они стали думать, что им предпринять в этой ситуации — как лучше протестовать. Засуетился и заводской профсоюз — стремясь взять рабочий протест под свой контроль, он объявил о проведении митинга 12 мая, а затем стал уговаривать рабочих отменить этот митинг, потому что якобы администрация края «пошла на контакт». Рабочие пока уступили своим профсоюзным лидерам, митинг временно отложен, но в случае бездействия местной власти заводчане намерены массовые протестные акции против «оптимизации» все-таки провести.

Вот только борясь за сохранение рабочих мест со своим работодателем — государством, рабочим ЗиДа не стоит надеяться на свой заводской профсоюз — он им не поможет, поскольку изначально стоит на позициях их классового противника — буржуазного государства.

Профорганизация Машиностроительного завода им. Дзержинского входит в Пермскую краевую организацию ОБОРОНПРОФа – аналога ФНПР на оборонных предприятиях РФ, профсоюзного объединения еще более реакционного, чем ФНПР. Цель создания ОБОРОНПРОФа в 1991 году как раз и состояла в том, чтобы не позволить рабочим оборонных предприятий бывшего СССР – самого высококвалифицированного слоя советского рабочего класса и по идее самого образованного и сознательного – научиться эффективно защищать свои трудовые и человеческие права в стремительно обуржуазивающейся России, и тем самым за счет их усиленной эксплуатации обеспечить нарождающимся капиталистам оптимальные условия для наживы.

С того времени цели ОБОРОНПРОФа ничуть не изменились. Это подтверждается, например, отраслевыми соглашениями, заключенными между этим профсоюзным объединением, правительством РФ и объединениями крупных капиталистов, в которых вся предательская политика ОБОРОНПРОФа видна как на ладони.

В них значатся, например, такие обязательства профсоюзных комитетов ОБОРОНПРОФа, как: ни в коем случае не прибегать к забастовкам, предупреждать заранее хозяина и государство обо всех рабочих акциях, помогать работодателям проводить сокращения рабочих на предприятия и даже в связи с этим устанавливаются «критерии массового сокращения»  — 50 человек! Т.е. если не 50 человек, а 49 уволить за 30 дней, и увольнять по 49 человек каждый месяц (в год это почти 600 человек!) это в соответствии с отраслевым соглашением, заключенным ОБОРОНПРОФом, будут не массовые сокращения. Значит можно не волноваться и рабочих не защищать! (О таких уловках профсоюзных реформистов как отраслевые соглашения, направленных против интересов рабочих, подробнее будет отдельный материал на РП — прим. ред. РП.)

Но это, как говорится, в теории — то есть это все профобъединение ОБОРОНПРОФ. Может конкретно профсоюзный комитет ЗиДа другой — действительно боевой, искренне борющийся за рабочих?

Увы, он так же откровенно предательский, антирабочий и служит буржуазной власти, а не рабочим. Вот яркий пример.

В 2008 году хозяева завода решили остановить производство гражданской продукции (бензопил и насосов, более чем востребованных у населения, между прочим!), сократив в связи с этим 2000 человек из 2600[1]. Причина сокращения производства (фактически ликвидации завода!) была простая. Местный крупный капиталист и по совместительству депутат Госдумы Юрий Борисовец, пользуясь тем, что он являлся крупнейшим кредитором ФГУП «Машзавод им.Дзержинского», возжелал снести старейший пермский завод, чтобы освободить его основную территорию (площадку № 1) под будущее строительство и нажить тем самым себе еще более громадные капиталы.

Понятно, что такая перспектива заводчан никак не устраивала. На заводе стихийно возникла инициативная группа из рабочих, которая стала активно противодействовать планам капиталистов. Заводской профком категорически отказался поддерживать этих «выскочек». Председатель заводского профкома Юрий Байбородов прямо заявил представителям инициативной группы, что никакой поддержки профком им не окажет, помещения для встреч и проведения пресс-конференции не даст, и чтобы на профсоюз они не надеялись. Мало того, руководство профкома стало регулярно проводить собрания предцехкомов, на которых последним давались жёсткие инструкции: отслеживать, чтобы рабочие соответствующих цехов не вступали в контакты с инициативной группой, никаких листовок в руки не брали, никаких действий не предпринимали, никаких писем и обращений ни к кому не подписывали.

Аналогичную позицию занял и председатель «Пермоборонпрофа», вышестоящей профорганизации, куда входит профсоюзная организация ЗиДа, Александр Ховаев: от контактов с инициативной группой рабочих ЗиДа он категорически отказался, заявив корреспонденту одной из местных газет, что «никакого экстремизма и самодеятельности с митингами и пикетами» он не допустит[2].

Вот так, борьба рабочих в рамках Конституции РФ против своего увольнения и увольнения своих товарищей, за сохранение завода — важного и нужного стране предприятия, это, по мнению продажного профсоюзного функционера, «экстремизм»! Вот какой ветер дует в профсоюзной организации ЗиДа и во всем ОБОРОНПРОФе — самый реакционный, социал-фашистский.

Стоит ли удивляться тому, что на сайте ОБОРОНПРОФа в разделе Пермской краевой организации нет ни слова о грядущих сокращениях на заводе и митинге рабочих ЗиДа? Проблемы рабочих «желтую» профбюрократию не волнуют! Судя по записям на сайте, эти «желтые» профсоюзники только праздниками и раздачей грамот и премий друг другу занимаются, да еще во всем угождают крупному капиталу, помогая ему выжимать прибавочную стоимость из рабочих оборонки.

Так что рабочим ЗиДа не стоит слишком надеяться на обещания заводского профкома «утрясти вопрос». Не стоит им и верить  власти, что бы та не обещала и в чем бы ни клялась. Она уже лицемерит. Ее представители, публично обещая поддержку рабочим, через подконтрольные СМИ выдвигают обвинения заводчанам в работе против губернатора и его команды, пытаясь таким способом дискредитировать все их акции протеста. Якобы рабочие на митинг не сами пришли, не добровольно, а их сгоняли туда различные оппозиционеры, которые хотят «раскачать лодку». Они, мол, предлагали и другим недовольным пермякам, в частности обманутым дольщикам, уже наделавшим в городе много шума, присоединиться к протесту зидовцев.

Эта «двойная игра» вполне объяснима, если хорошо понимать классовую подоплеку происходящего. Власти с помощью обещаний и подконтрольного им «желтого» профсоюза стараются выиграть время, они хотят разобщить рабочих, с помощью СМИ отрезать их от поддержки других недовольных слоев трудящихся города и области, чтобы не дать слиться разным протестным ручейкам в один стремительный поток. Ведь тогда они не смогут противостоять пролетарскому напору и вынуждены будут уступить!

Капиталисты, целенаправленно убивающие завод, и их подельники из городской администрации и заводского профсоюза рассчитывают на то, что пока месяцами говорятся разговоры и пишутся челобитные, рабочие опустят руки, сдадутся, откажутся от борьбы и пойдут на «биржу труда» искать себе другого хозяина.

3.

УралвагонзаводНе миновала «оптимизация» и пресловутый «Уралвагонзавод» (г. Нижний Тагил), прославившийся на всю страну своим холуйством перед российской властью.

В феврале 2017 г. завод вошел в госкорпорацию «Ростех». И вот теперь новые управляющие по требованию хозяина — российского государства, действующего от лица и в интересах российского капитала, готовят на заводе массовые сокращения — собираются уволить почти 5 тысяч рабочих.

В «Ростехе» всеми силами пытаются замолчать информацию о массовых сокращениях на «путинском» заводе, с помощью которого СМИ убеждали российских трудящихся в том, что рабочие страны поддерживают Путина, буржуазное государство и капитализм. Вот и новый, назначенный 7 марта 2017 г., генеральный директор УВЗ Александр Потапов поспешил успокоить рабочих, заявив, что сокращений не будет, так как «У нас сегодня совершенно четко есть заказ по гражданской продукции, оборонной продукции».

Однако веры директорской болтовне нет никакой. Точно так же руководство УВЗ успокаивало рабочих и общественность в 2016 году, и при этом преспокойно  «оптимизировало» 3 тысяч работников, отправив их в «вынужденный отпуск».

Косвенно новость о сокращениях подтверждается планами «Ростеха» использовать на своих производственных мощностях труд заключенных. Капиталисты больше не хотят покупать рабочую силу у свободных рабочих, потому что они могут намного дешевле получить ее у рабов-заключенных, которых им в любом необходимом количестве предоставит верное государство.

Замысел тут прост: оказавшись без работы, в финансовом тупике, фактически перед лицом голода, рабочие будут продавать свою рабочую силу за любые деньги, лишь бы обеспечить выживание себе и своей семье. Те же, кто не сможет найти хозяина-капиталиста, чтобы получить возможность существовать, будут вынуждены воровать и грабить, и неизбежно попадут в тюрьму, где государство их принудит работать на того же капиталиста силой, но уже за тарелку тюремной баланды. Сплошные выгоды для паразитов-эксплуататоров и их государства, сплошное горе для рабочих.

ГК «Ростех» грядущим сокращением уже сейчас запугивает рабочих УВЗ безработицей, разжигает в трудовом коллективе конкуренцию, старается разъединить рабочих. Цель все та же — пользуясь раздраем в рабочей среде, усилить эксплуатацию рабочих и увеличить тем самым свои прибыли.

4.

АрматураПо сведениям, полученным от рабочих, в г. Ковров Владимирской области на предприятии «Конструкторское бюро «Арматура»», входящем в состав ГКНПЦ им. М.В. Хруничева, ожидается большое сокращение, с возможным последующим закрытием предприятия.

Также сообщается, что заморожен проект космического центра — ракета «Ангара». Это информация уже подтверждена российскими СМИ.

Рабочих планируют раскидать по предприятиям города. Но вряд ли это возможно будет сделать — везде дефицит рабочих мест и берут только «своих».

***

О чем говорят эти примеры?

О том, что считать себя полностью защищенным от возможности остаться без работы, от невыплаты зарплаты и прочих невзгод, которые сейчас сплошь и рядом обрушиваются на рабочих, только лишь на том основании, что работаешь на госпредприятии и в «оборонке» — это верх наивности и глупости. А за глупость всегда жестоко наказывают, в политике особенно.

Капиталистам все равно на чем наживаться. На «оборонке» и госзаказах это делать особенно удобно. Капиталисты проводят свою «оптимизацию» потому, что хотят увеличить свои прибыли, а для этого им надо увеличить степень эксплуатации своих рабочих, заставить их любым способом производить больше за меньшие деньги. Точно так же поступает и коллективный капиталист — государство, доходы которого, получаемые от принадлежащих ему предприятий, идут все равно в карман тех частных лиц, под чью дудку это государство пляшет, т.е. олигархов. (Они потому и называются «олигархией», что крепко-накрепко срослись с госаппаратом, так срослись, что уже и не различить, где государство, а где олигархи.)

Это означает, что если олигархам потребовалось увеличить свои прибыли (а в кризис это единственный для них способ выжить, иначе их «съедят» конкуренты — другие олигархи), то они будут выжимать последние соки не только из рабочих своих предприятий, официально им принадлежащих, но и из рабочих государственных предприятий, формально не имеющих к ним никакого отношения. По указке олигархов и в их интересах «специально подготовленные люди» будут снимать три шкуры со всех наемных работников любого госпредприятия, хоть тысячу раз оборонного, лишь бы выполнить указание больших боссов.

Потом, трепетного отношения к оборонным предприятиям у капиталистов никогда не было, и нет. Больше всего на свете они боятся вовсе не иноземных врагов — с такими же, как они сами, капиталистами, они всегда договорятся. Больше всего на свете капиталисты боятся тех, кого эксплуатируют, чей труд нагло и беспардонно присваивают, практически ничего не давая взамен — рабочих. Первое, что будет «оборонять» всякий капиталист, и тем более капиталист очень крупный  — олигарх, это свою собственность, свое право присваивать чужой  труд. А достояние России они «оборонять» не собираются —  они сами давно его иностранцам раздали и до сих пор раздают.

Поэтому ценнее всякого оборонного предприятия для олигархата и их государства будут боевики и каратели, способные защитить их от гнева рабочего класса и трудящихся масс. Вот эту «оборонку», то есть полицию, Росгвардию, фсбшек и прочих жандармов они будут любить и лелеять, беречь и холить до тех пор, разумеется, пока те будут способны держать народ в узде.

Что должны делать рабочие оборонки?

Как минимум, не давать спуску своим работодателям — не позволять им даже в малейшей степени посягать на свои права. Но этого мало. Даже просто сохраняя существующее положение — уровень зарплат и условия труда, экономическое положение рабочих становится все равно день ото дня все хуже. Цены-то на все растут! Налоги и коммуналка растут! И т.п. Это значит, что мало рабочим научиться защищаться, им необходимо научиться нападать! Не ожидая каких-то действий заводской администрации, ухудшающих их положение, рабочим самим нужно требовать его улучшения, например, требовать повышения зарплат, улучшения условий труда, отмены сверхурочных и т.п.

Рабочие оборонки также должны четко понять, что каждый отдельный хозяйчик, увеличивая эксплуатацию «своих» рабочих, тем самым помогает и другим капиталистам увеличивать эксплуатацию на других предприятиях. Таким образом, капиталисты в своей борьбе выступают единым классом против рабочих.

Но ведь тоже самое справедливо и для рабочих: борясь против «своего» хозяина будто бы только в своих интересах рабочие на деле борются и против всех капиталистов за всех рабочих. Поддерживая борьбу работников другого предприятия, рабочие тем самым борются не только за товарищей, но и за себя – за уменьшение эксплуатации со стороны всех капиталистов.

Уменьшение реальной заработной платы и сокращения, увеличение эксплуатации –проблемы, угрожающие каждому рабочему, не зависимо от того, на кого он работает — на единичного хозяйчика или же на группу олигархов, интересы которой представляет государство. А раз так, то и бороться против общей беды рабочие должны вместе, единым рабочим классом.

Борьба рабочих на каждом предприятии в России, тем более оборонном предприятии, должна стать единой классовой борьбой всего рабочего класса России!

Только в этом случае рабочие оборонки, как и других умирающих (а вернее убиваемых!) заводов в России, смогут отстоять свои предприятия — если они станут бороться за себя и свои предприятия не поодиночке, а единым классом, выступая против капитала единым рабочим фронтом.

Капиталисты закрывают предприятия тогда, когда ту же самую продукцию становится выгодно производить в другом месте, где рабсила дешевле, т.е. степень эксплуатации и прибыль выше, например, в Китае, или если «дорогие иностранные партнеры по бизнесу» требуют такого закрытия – например, для снятия «санкций», мешающих получать «родным» олигархам огромные прибыли.

Сохранить завод — непростая задача. И ее только лишь методами экономической борьбы рабочим не решить — это область политики, а не экономики. Это значит, что ради своего будущего и будущего своих детей рабочие должны активно участвовать и в политической борьбе. И участвовать так, чтобы не плясать там под чужую дудку, а вести свою политику, рабочую, отражающую интересы своего общественного класса.

Как бороться, тут рабочим нужно решаться самим. Но если действительно бороться, а не изображать борьбу, значит применять такие методы и способы борьбы, которые эффективны и гораздо вероятнее дадут нужный результат.

Государство капиталистов, их СМИ, буржуазные партии и карманные профсоюзы не будут бороться за рабочих, напротив, на деле они борются против рабочих. Поэтому спасение рабочего класса – дело рук самого рабочего класса. Господа-капиталисты это прекрасно понимают, осталось лишь понять это рабочим, перестать идти за предателями и соглашателями, и самим браться за борьбу за улучшение своей жизни.

Олег Павлов, Арита Танаян

[1] https://ura.news/news/34843

[2] http://www.ikd.ru/node/4829 http://www.ikd.ru/node/5132

Борьба рабочих против капитала на оборонных предприятиях: 19 комментариев

  1. На ЗиДе (Завод имени Дегтярёва), военном заводе, в Коврове так же было сокращение или всё ещё идут — сокращают, якобы, пенсионеров.

  2. В Воткинске у нас было за последние годы 3 сокращения. В 2011, 2014, и 2016 гг. Говорят, следующее будет в 2018 и сократят еще 17% (рабочим самое время подготовиться).
    В этом году сокращать будут госслужащих — на 10% в целом по Удмуртии и на 15% в отдельных городах.
    Я так понимаю, выкидывать за год на грань нищеты 10% — это мы года за два до революционной ситуации дойдём.

    1. К сожалению революционную ситуацию использует олигархический клан Навального и Ходорковского. Майдан тому доказательство.

  3. Так что ж это получается, дедушка Ленин был не прав, когда говорил, что фабрично-заводские рабочие — самые революционные представители пролетариата?

    1. Сейчас самая революционная прослойка, это разорившися или на грани того мелкие предприниматели. И буржуазия это прекрасно понимает и создает видимость заботы об этих предпринимателях с пустышными круглыми столами и видимостью поддержки малого и среднего бизнеса. А рабочие на военных заводах работают на них семьями и даже легкое недовольство самых активных своих собратьев-рабочих давят на корню, знаю не по наслышке.

      1. Революционность мелких предпринимателей поверхностна и ненадежна, они трусливы и быстро тухнут.

      2. Вряд ли они за смену строя. Скорее — их руками крупная буржуазия воюет в борьбе за трон. Все мелкобуржуазные партии всегда пляшут под их дудку.

      3. а что является причиной реакционности людей советского полкаления? неужели это проявление влияния оппортунизма в позднесовесткий период?

        1. «неужели это проявление влияния оппортунизма в позднесовесткий период?».

          Одна из основных причин, на мой взгляд. Что можно сказать, о советском обществоведении, если большинство осознало, что СССР погиб, лет через 5-7. Думали, что СНГ это тот же СССР, только с другим названием? До последнего считали, что исправляют социализм, когда в капитализм «гнали на всех парах». Так думали, в том числе и члены партии, обществоведы, историки, которым сам бог велел разбираться и просвещать других.

        2. Я считаю что именно так. Но люди уже не советские. Контрреволюция изменила их сознание. Оппортунизм здесь сыграл большую роль. И началась контрреволюция со смертью Сталина, примерно в начале 50-х. А в 90-е был уже финальный аккорд, потому что симфония игралась лет 40. К 90-м был такой мощный буржуазный клан, сращенный с партократией и всем госаппаратом, что Ельцин и его праление, было просто техническим вопросом. Новое буржуазное время родило новых буржуазных лидеров.

          Смотрел передачи про воров в закое. Пронаблюдал четкую закономерность в преступном мире, как он менялся от социализма к капитализму. Закономерность железобетонная. Так и советское поколение все менялось, в него внедрялась постепенно буржуазная идеология. Почти каждый рабочий ковременам застоя считал, что общестенная собственность, это ничье, тащи с завода ск утащишь. Торговля промтоварами и продуктами, это был цветник возрождающейся буржуазии, с ними пошли расцветать махровым буржуазным цветом цеховики, которые делали модные тогда промтовары из ворованной госсобственности на госпредприятиях, руками самих же рабочих в третьи смены. Было было… Теперь нам нужно все это проанализировать, переработать что, почему и как и таких ошибок в дальнейшем не допускать.

          1. Почти все верно, кроме одного — буржуазии в СССР, пока существовала социалистическая собственностьт на СП, появиться не могло. И ее действительно не было. Она стала возникать только в Перестройку — для того та и была затеяна. «Теневая экономика» в СССР — это либеральный миф. Его назначение — доказать, что социализм САМ способен родить капитализм. Поэтому не стоит помогать буржуазии распространять эти гнилые идейки, обезоруживающие рабочий класс. Смотрите на советскую действительно с т.зр. марксистской политэкономии, а не глазами буржуа.

  4. На фотографиях подавляющее большинство людей пожилого возраста, или около того. Главная мечта таких людей — дотянуть до пенсии.

      1. Молодежи может не быть на заводе или быть очень мало.

        Один рабочий рассказывал, что у них на заводе остались или пенсионеры или те, кто до пенсии надеется дотянуть. Зарплаты рабочих высокой квалификации и разряда + пенсии едва хватало на жизнь.
        Молодежь с низким разрядом давно разбежалась сама. На их зарплату было одному не прожить, не то что семью содержать.

        То же рассказывал ученый — физик. Жаловался, что со смертью его поколения в физике будут уничтожены целые научные школы.

        1. Это общая беда, не только в физике. Со смертью поколения, получавшего образование и опыт работы еще в СССР, не будет не только научных школ в физике, не будет и российской экономики — встанут все оставшиеся заводы, электростанции и т.п. Поздние поколения поддерживать все это в работоспособном состоянии не способны.

          1. Alex, здесь я с Вами не соглашусь по той простой причине, что «поддерживать в работоспособном состоянии» не равно «строить и проектировать». Будет обыкновенная колониальная практика — промышленность будет проектироваться за рубежом и строиться из заграничных блоков.
            Я по работе «имел счастие» присутствовать на подобном мероприятии (оно именовалось каким-то мудренным иностранным словом) в 2008 году, где рекламировалось именно такое предприятие с автоматическими линиями по производству кондитерской продукции. Для поддержания его в работоспособном состоянии нужен отверточный ремонт и плановая закупка вышедших из строя узлов — с такой работой даже умный ПТУшник способен справиться.

            1. Я говорил о поддержании в работоспособном состоянии советских средств производства — по своему техническому и политэкономическому уровнб на порядок более высоких, чем все существующие капиталистические.

          2. «Это общая беда, не только в физике.»

            Увы. Это так.
            Из всех моих знакомых получивших образование ПТУ и техникум, по специальности долго работал 1 человек. Из всех знакомых получивших высшее, в т.ч. университетское образование по специальности в РФ, работают двое. Врач и учитель истории. При встречах о медицине и преподавании истории рассказывают плохие вещи.

            Все заводы, где когда то работали мои знакомые закрыты или почти закрыты. Люди разбежались кто куда. Радиомонтажник 6-го разряда, был рад (по знакомству ) устроится завхозом в детский сад. Станочница высокого разряда (специальность забыл, врать не буду) приткнулась кухонной рабочей. Биолог (кандидат наук) или квалифицированный рабочий, занимающийся уличной торговлей – не фигура речи.
            Многие спились.

            Другой знакомый (работает в пекарне водителем и грузчиком), рассказал, что работают они на импортном оборудовании. Мука тоже импортная. В лучшем случае в РФ из импортного зерна смелют муку. Ароматизаторы импортные. Возит продукцию на импортном фургончике. Хозяин местных рабочих уволил. Дорого. Набрал импортных. Из Азии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.