Московские процессы 1936–1938 гг. Разоблачение буржуазной лжи.

img12От редакции РП: Статья, которую мы публикуем ниже, была размещена на сайте КПРФ еще в 2014 г. Ее автор далек от большевизма, его оценки отнюдь не всегда полны и верны, но фактическая информация, которую он сообщает в своей статье, достаточно важна. Тем более что это информация как бы с другой стороны — со стороны буржуазии, представители которой своими признаниями фактически подтверждают, что «сталинская пропаганда» говорила народу правду.

Немалый интерес представляют также факты, приведенные автором статьи в отношении «деятельности» троцкистов в Испании. Они полностью подтверждают показания террористов — агентов Троцкого на Процессе 1936 г. о том, что связь между фашистами и троцкистами была системой, что троцкисты работали с фашистами рука об руку везде, не только в СССР. Они готовы были служить любой реакции, лишь бы уничтожить страну социализма. Это теснейшее сотрудничество продолжается и сегодня. Ведь не случайно в своей ненависти к периоду строительства социализма в СССР и к тому, кто этим строительством руководил, они превзошли самых махровых черносотенцев.

Статья публикуется в сокращении, некоторые несущественные ее части опущены, выделения в тексте жирным шрифтом — автора статьи. В некоторых местах даны комментарии редакции РП.

Московские процессы 1936 – 1938 гг.: разгром инакомыслящих или пятой колонны?

…Тема процессов 1936–1938 гг. (троцкистско-зиновьевского центра, троцкистского параллельного центра, правотроцкистского блока) является одной из наиболее дискуссионных в общественно-политической сфере, даже внутри левого движения. Так, еще со времен XX съезда КПСС, прошедшего в 1956 году, пытались сформировать мнение, согласно которому троцкисты и бухаринцы к 1937 году перешли на сторону И. В. Сталина, порвали связь с Троцким. Как заявил Н. С. Хрущев в своем докладе на вышеупомянутом съезде, никакими шпионами, вредителями и заговорщиками они, якобы, не являлись, никаких доказательств их антисоветской деятельности не существует, за исключением их собственных признаний, якобы добытых следователями с помощью пыток. В годы горбачевской «перестройки» все фигуранты московских процессов были реабилитированы. (Это не совсем верно. Осужденные на 2-м Процессе 1937 г. Г. Е. Пушин, И. И. Граше, И. Д. Турок, Б. О. Норкин, И. А. Князев были реабилитированы 18 июня 1963 года решением Военной коллегии Верховного Суда СССР; осужденные на 3-м Процессе 1938 г. Н. Н. Крестинский, Г. Ф. Гринько, В. И. Иванов, И. А. Зеленский, С. А. Бессонов, А. Икрамов, Ф. Ходжаев, В. Ф. Шарангович, П. Т. Зубарев, Л. Г. Левин, Д. Д. Плетнев, И. Н. Казаков и П. П. Крючков  были реабилитированы в 1955-1965 гг.[1] Хрущевские троцкисто-фашисты оправдывали своих.. Оправдывали, тайно, не особо информируя об этом  советский народ. Горбачевские, в конце 80-х гг., завершили это дело, уже открыто оправдав остальных троцкистских фашистов и террористов. Ну, а теперь им ставят памятники и устраивают поминальный вой… — прим. РП) Основной тезис ряда буржуазных и даже определенного числа левых исследователей сводится к тому, что они боролись с бюрократическим перерождением власти, за демократизацию, а И. В. Сталин, в силу своих природных диктаторских замашек, якобы убрал их.

Между тем, в настоящее время выявлено немалое количество сведений, подтверждающих состав преступлений в деятельности троцкистов и бухаринцев, что они действительно были замешаны в том, в чем их официально обвиняли на процессах 1936–1938 гг. Разумеется, было немало перегибов, когда местные власти устраивали между собой «соревнования» по количеству выявленных и разгромленных контрреволюционеров. (Упоминая об этом, стоит сказать главное — что эти «соревнования» устраивала как раз та самая контра, проникшая в ряды партийных и советских организаций, которую потом большевикам удалось разгромить. — прим. РП)

Все это было осуждено еще при И.В. Сталине, о чем было упомянуто в таких документах, как постановление СНК СССР и ЦК ВКПБ (б) от 28 апреля 1937 года, в совместном их постановлении от 17 ноября 1938 года, а также в предложении Политбюро Генеральному прокурору СССР А. Я. Вышинскому 5 мая 1937 года, касающегося пересмотра ряда судебных приговоров в отношении инженеров и техников Донбасса, осужденных без достаточных оснований. В тоже время правотроцкистский блок, имевший своих представителей в партии, в государственном аппарате, в  Красной армии, в НКВД, ячейки на местах, действительно принимал меры, направленные на подрыв государства, пользовался поддержкой Германии и Японии, в случаи успеха был готов пойти на широкие экономические и территориальные уступки. (Не только правотроцкистский блок, но и троцкистский параллельный центр, и троцкистско-зиновьевский террористический центр, и целая тьма других контрреволюционных террористических организаций — в армии, НКВД, на транспорте и пр. Все они готовы были отдать Советскую страну и советский народ на заклание фашистам и мировому капиталу, лишь бы уничтожить диктатуру пролетариата. Документы и факты, подтверждающие это, бесспорны. Их можно не принимать во внимание только в том случае, если стоишь не на стороне своего народа, а  на стороне его непримиримых врагов. Автор статьи пока не смог встать на сторону народа — он пытается быть «объективным, т.е. сидеть между двух стульев, и потому, будучи по специальности историком, не видит того, что у него прямо перед носом. — прим. РП)

На наш взгляд, в целях установления истиной картины событий целесообразно последовательно опровергнуть основные мифы, насаждаемые со времен XX съезда КПСС, с использованием отечественных и зарубежных источников, опубликованных в последние годы.

Миф 1. Никакой угрозы Сталинскому режиму троцкисты и бухарницы не представляли собой в 1930-е годы. Более того, многие из них отошли от Троцкого, перешли на сторону И. В. Сталина, занимали ключевые посты в партии и в  советском аппарате.

На самом деле сторонники Троцкого еще в 1920-е годы формировали конспиративные группы, на которых разрабатывали антисталинские планы. (Дело совсем не в том, что они антисталинские, дело в том, что это были планы антисоветские, направленные против диктатуры пролетариата, власти рабочих и крестьян. Сталин был олицетворением этой власти, ее главным и наиболее ярким выразителем, стоящим на страже классовых интересов трудового народа СССР. Именно поэтому он мешал контрреволюционерам, и именно поэтому, прежде всего, на него была направлена их ненависть. Доказательство тому — признания троцкистов и зиновьевцев на Первом «московском» процессе. — прим. РП) На тайных собраниях активно выступал сын Троцкого Лев Седов. Сам Лев Давидович в брошюре «Лев Седов: сын, друг, борец», изданной в 1938 году после смерти его сына, отметил, что еще в 1923 году он «с головой ушел в оппозиционную деятельность. Он быстро постиг искусство заговорщической деятельности, нелегальных собраний и тайного печатания и распространения оппозиционных документов». Таким образом, речь шла о переходе к противозаконным методам борьбы за власть.

Данная тенденция получила свое развитие в 1930-е годы. Внешне бывшие соратники Троцкого (Радек, Пятаков, Каменев, Зиновьев) формально порвали с ним, в выступлениях его клеймили, а Троцкий, в  свою очередь, обвинял их в предательстве. Это внешняя сторона. В реальности они использовали тактику обмана партии – пробраться на ответственные посты, надеть маску сторонников Советской власти, а  за спиной руководства СССР поддерживали контакты с Троцким, разрабатывали заговорщические планы. (Это подлое явление и называли тогда большевики «двурушничеством». Более подробно о нем см. в книге «Процесс троцкистско-зиновьевского террористического центра», МЛРД «Рабочий Путь», 2018 г. — прим. РП) Об этом прямо говорят следующие факты и документы:

Историк Дж. Арч Гетти в 1980 году в Хуотноской библиотеке Гарвардского университета обнаружил в архиве Троцкого почтовые квитанции писем, отправленных им в 1930-е годы Радеку, Сокольникову, Гольцману. Наибольшее количество квитанций приходилось на 1932 год, когда был сформирован правотроцкистский блок. (Не только правотроцкистский, но и троцкистско-зиновьевский террористический блок. Гольцман фигурирует в числе обвиняемых именно там — на 1-м «Московском процессе» 1936 г[2]. В том же 1932 г. был организован параллельный антисоветский террористический троцкистский центр, руководителями которого являлись Радек и Сокольников[3]. — прим. РП) Это к вопросу о том, что перечисленные лица якобы порвали с связь с Л. Д. Троцким и прекратили борьбу. В упомянутых письмах обсуждалась именно тактика борьбы со И. В. Сталиным (Не просто тактика — это что-то слишком мягко сказано. Обсуждалась только одна форма борьбы с партией и Советской властью, единственный тактический метод — террор, причем террор в его наиболее подлой форме — индивидуальный террор против выдающихся большевиков, партийных и советских лидеров. — прим. РП), о чем свидетельствуют материалы одного из писем Льва Седова своему отцу 1932 года, обнаруженных в  архиве Троцкого историком Пьером Бруэ.

«[Блок] организован. В него вошли зиновьевцы, группа Стэн–Ломинадзе[4] и троцкисты… Заявление З. и К. об их величайшей ошибки в 27 г. было сделано при переговорах с нашими о блоке, непосредственно перед высылкой З и К». (примечание: З и К – Зиновьев и Каменев).

Швейцарский коммунист и член исполкома Коминтерна Ж. Эмбер–Дро был в свое время соратником Н. Бухарина. В 1971 году в своих воспоминаниях он писал о последней встрече с ним, в ходе которой состоялась длительная беседа. По словам швейцарского коммуниста, он был извещен Бухариным «о связях его группы с фракцией Зиновьева–Каменева, чтобы координировать борьбу против власти Сталина». Эмбер–Дро отрицательно отнесся к данному союзу, поскольку они в свое время боролись с программой троцкистов и после победы политические разногласия могут разделить их. Также он отметил, что Бухарин сообщил, что «они решили использовать индивидуальный террор, чтобы избавиться от Сталина». (Не только от Сталина, как показывают материалы «московских процессов», а от всей советской верхушки. Это значило оставить Советскую страну и диктатуру пролетариата без высшего политического руководства, сделать страну неспособной к сопротивлению классовому врагу и иностранной интервенции. — прим. РП)

Также следует сослаться на публикации в печати одного из бухаринских сподвижников – Валентина Астрова, дожившего до конца XX века. Так, в газете «Известия» от 27 февраля 1993 года он вспоминал, как летом 1931 года Бухарин «в прямой форме заявил о необходимости убить СТАЛИНА» Также, согласно его словам, Бухарин ставил вопрос о блокировании с троцкистами «против сталинского руководства и изменить ленинскую линию партии». Важно обратить внимание, что Астров написал об этом в начале 1990-х годов, когда в прессе погоду делали те, кто стремился доказать невиновность врагов Советской власти.

Таким образом, сторонники Троцкого и Бухарина (еще и Зиновьева с Каменевым, а также буржуазные националисты, бывшие меньшевики и эсэры и прочая белогвардейская контра всех мастей — прим. РП) объединились, ими были организованы покушения на И. В. Сталина, В. М. Молотова, К. Е. Ворошилова, по их инициативе убит С. М. Киров в 1934 году (не только «по инициативе», а именно что по прямому приказу Троцкого, Зиновьева и Каменева их сторонниками, входившими в ленинградский зиновьевский террористический центр[5] — прим. РП). Они также рассчитывали совершить в 1937 году военный переворот с помощью своих людей в Красной армии, к которым относились Тухачевский, Якир, Уборевич и другие. Но все эти вопросы будут рассматриваться в отдельной статье.

Не ограничиваясь этим, правотроцкистский блок развернул кампанию саботажа и вредительства на производственных и транспортных объектах (Вредительством и диверсиями в СССР занимался не только правотроцкистский блок, но еще и параллельный антисоветский троцкистский центр, и прочие контрреволюционные организации. Все они выполняли указания иностранных разведок и действовали в интересах мирового капитала, уже готовившего новую интервенцию в Советский Союз. — прим. РП). О том, как это происходило, видно из мемуаров американского инженера Дж. Литлпейджа «В поисках Советского золота». Он  описывает, как столкнулся с неразберихой на Уральских рудниках, потом всё разъяснил персоналу предприятий, после чего ситуация стала заметно улучшаться. Но после вмешательства комиссии партийного руководителя Урала И. Кабакова (И. Д. Кабаков — в 1934—1937 первый секретарь Свердловского обкома ВКП(б), член ЦК ВКП(б), руководитель правотроцкистского подполья на Урале, осужден и расстрелян осенью 1937 г.  17 марта 1956 года реабилитирован хрущевцами.), действовавшего с ведома заместителя Наркома тяжелой промышленности Г. Л. Пятакова (активнейший троцкист, руководитель параллельного антисоветского троцкистского центра, осужден на Процессе 1937 г. — прим. РП), состояние снова становилось критическим. Аналогичная картина наблюдалась и в Казахстане на Риддерских свинцово–цинковых приисках. В итоге производственные показатели падали, отрасль несла убытки.

Миф 2. Никакого сотрудничества Троцкого, Бухарина и их сторонников с Германией и Японией не было. Более того, в своих работах Троцкий заявлял, что в  предстоящей войне он за СССР, периодически ставил знак равенства между Сталиным и Гитлером, первого даже обвинял в расколе антифашистского движения в Германии в начале 1930-х годов.

Разумеется, Л. Д. Троцкий в своих работах писал обо всем перечисленном. Но вместе с тем многие стороны своей деятельности он замалчивал. Так, еще в 1927 году, когда над Советским союзом нависла военная опасность, он открыто призвал «восстановить тактику Клемансо, который… выступил против французского правительства в то время, когда немцы находились в восьмидесяти километрах от Парижа». (Троцкий на ноябрьском пленуме ЦК 1927 года дословно заявил следующее:

«…когда враг будет в 100 километрах от Москвы – мы сделаем то, что сделал в своё время Клемансо – мы свергнем бездарное правительство; но с той разницей, что Клемансо удовлетворился взятием власти – а мы кроме того расстреляем эту тупую банду ничтожных бюрократов, предавших революцию. Да, мы это сделаем! Вы тоже хотели бы расстрелять нас – но вы не смеете. А мы посмеем, так как это будет совершенно необходимым условием победы…»

Тогда же на пленуме Троцкий был исключен из партии. А это его наглое заявление — заявление предателя народа, который даже не стесняется своего предательства, с того времени в истории партии большевиков получило название «тезиса Клемансо». — прим. РП)

Более того, Троцкий не открещивался от своих слов, разъясняя в своем письме Орджоникидзе от 11 июля 1927 года суть пораженчества, которое заключается в содействии «поражению «своего» государства, находящегося в руках враждебного класса». Ровно ту же мысль он развивал в беседе с либеральным немецким писателем Эмилем Людвигом на Принцевых островах. Содержание данной беседы писатель разместил в своей книге «Дары жизни». Троцкий заявил, что Россия якобы зашла в тупик, пятилетний план и индустриализация терпят неудачу. На вопрос, сколько у него последователей в России, Троцкий сказал, что трудно определить, но они разобщены и работают в подполье. На вопрос Э. Людвига, когда он и его сторонники рассчитывают снова выступить открыто, ответ был следующим:

«Когда представится благоприятный случай извне. Может быть, война или новая европейская интервенция – тогда слабость правительства явится стимулирующим средством».

Избранная тактика идентична той, которая была предпринята генералом Андреем Власовым в годы ВОВ – борьба со своим правительством с помощью иностранных захватчиков. Предательство в чистом виде…

Ниже мы приведём сведения, подтверждающие сотрудничество троцкистско-бухаринских сил с немцами и японцами в 1930-е годы.

Так, 20 февраля 1937 года токийская газета «Миако» опубликовала отчет о заседании планово-бюджетной комиссии японского правительства. На нем депутат Иосида спросил военного министра Японии генерала Сугияму, знает ли он что-либо о пропускной способности Сибирской железной дороги. Тот ответил утвердительно и добавил, что «в России есть элементы, находящиеся в оппозиции… правительству» и от них получили соответствующую информацию. После публикации газета была оштрафована за разглашение тайной информации, а ее главный редактор, по настоянию военного министерства, подал в отставку.

Есть немало сведений, подтверждающих факт сотрудничества троцкистов с гитлеровцами.

Так, следует обратить внимание на двурушничество испанских троцкистов – Рабочей партии марксистского объединения (ПОУМа), во главе которого стоял один из друзей Троцкого Андрес Нин. На словах выступали за форсирование социалистических преобразований, обвиняли руководство Компартии Испании в предательстве интересов рабочего класса, формально входили в состав Народного фронта, противостоящего мятежникам Франко. Более того, А. Нин занимал пост министра юстиции в Каталонии в тот момент, когда Франко поднял мятеж.  При этом критиковали республиканское правительство. На первый взгляд казалось, что это проявление противоречий внутри левых сил, но все они против фашизма. Однако летом 1937 года, в решающий момент, испанские троцкисты подняли восстание против республиканского правительства в Барселоне. Выяснилось, что ПОУМ тайно сотрудничал с Франко. Так, 23 октября 1937 года начальник полиции  в Барселоне подполковник Бурильо опубликовал захваченные ими тайные документы, касающиеся заговора ПОУМа. Из них следовало, что организация занималась шпионажем в пользу фашистов, организовала саботаж перевозок боеприпасов республиканской армии и военные операции на фронте.

ПОУМ также пользовался поддержкой Германии, о чем писал П. А. Судоплатов в своих мемуарах «Спецоперации. Лубянка и Кремль, 1930–1950 годы». По его словам, испанские троцкисты подняли мятеж против республиканского правительства в Барселоне в 1937 году при поддержке абвера, о чем им сообщил один из будущих руководителей их подпольной группы «Красная капелла» Шульце–Бойзен. После ареста гестапо обвинило его в передаче данной информации. Так, в фрагменте стенограммы нацистского трибунала было отмечено, что «в начале 1938 года во время гражданской войны в Испании обвиняемый по своей должности узнал, что восстание против местного красного правительства в Барселоне готовилось совместно с секретной службы Германии. Эта информация вместе со сведениями, полученными от Полниц, была передана им в посольство Советской России в Париже». Примерно это и имел ввиду Л. Д. Троцкий в 1927 году, выдвигая лозунг повторения тактики Клемансо. Со всеми вытекающими последствиями….

Важно проанализировать, как действовали троцкисты во множестве стран в годы Второй мировой войны. Все их действия подтверждают справедливость Сталинской пропаганды (А уместно ли в отношении верной и правильной информации употреблять выражения махровых врагов народа, имеющие явно негативный оттенок? Оно ведь даже не взято автором статьи в кавычки. А это значит, что он еще не вполне встал на точку зрения рабочего класса, что он межуется, несмотря на обилие известных ему фактов истории, полностью опровергающих буржуазную ложь. — прим. РП), обвинявшей их в пособничестве фашистам.

Так, в  сентябре 1938 года, когда немцы готовились напасть на Чехословакию, нью-йорская газета «Сошиалистэппил», поддерживающая троцкистов, в передовой статье писала следующее:

«Чехословакия – чудовищный урод в семье держав, рождённый на свет позорной Версальской конференцией… Чехословацкая демократия всегда была лишь ветхим покрывалом, наброшенным на развитую капиталистическую эксплуатацию… Эта перспектива требует от нас, при всех и любых обстоятельствах, настоящей революционной оппозиции чехословацкому буржуазному государству».

В Китае троцкисты действовали под руководством  японской военной разведки. Начальник японской осведомительной службы в Бейпине в 1937 году прямо заявил, что во имя выгоды Японии им стоит

«поддерживать группу троцкистов и способствовать успеху их деятельности в разных частях Китая, так как эти китайцы подрывают единство китайского народа. Они работают тонко и с большим искусством».

(Действительно, троцкисты «работают тонко и с большим искусством», их сложно распознать и потому с ними сложно бороться. Победить их можно только имея немалое политическое знание. Прав был Сталин, когда говорил, что весь вопрос в кадрах, что если бы в СССР было достаточное количество политически грамотных кадров, то не было бы 9\10 тех проблем, которые советской стране приходилось решать и решать иногда с громадным трудом. — прим. РП)

В США, входящих в страны антигитлеровской коалиции, троцкисты также были осуждены как пособники нацистов и саботажники. Так, 1 декабря 1941 года федеральный окружной суд в Минеаполисе признал 18 ведущих троцкистов виновными в заговоре, организованном с целью подрыва дисциплины и лояльности американских солдат и моряков. Среди осужденных были адвокат Троцкого А. Гольдман, один из его бывших телохранителей в Мексике Джейк Купер и другие. Им всем дали один год, 16 месяцев заключения.  А в марте 1943 года троцкистский орган «Милитант» был изъят из списков почтовой сети США, поскольку «мешает и вредит правительству в его усилиях довести войну до победного завершения». Постановление Министерства юстиции гласило, что «Милитант»

«открыто агитировал народные массы против участия в войне… На столбцах этого издания… появлялись материалы… рассчитанные на то, чтобы создать оппозицию военным усилиям и подорвать дух армии и флота».

Аналогичным образом троцкисты готовы были действовать и в нашей стране во время нападения Германии.

Миф 3. Никаким сторонником реставрации капитализма Троцкий не являлся. Будучи вторым человеком в большевистской партии, он никак не мог стать на такую позицию.

То, что Л. Д. Троцкий считал невозможным построение социализма в отдельно взятой стране, допускал возможность его победы лишь во всемирном масштабе — общеизвестно. Так, в конце 1910-х годов, когда по всему миру полыхал революционный пожар, он выступал за мировую революцию. В 1920-е годы, когда революционная волна в мире спала, встал на противоположные позиции, о чем можно судить как по конкретным фактам, так и по первоисточникам. (Не совсем на противоположные. На словах Троцкий продолжал выступать за мировую революцию, но на деле делал все, чтобы подрубить ее на корню. Подробно история развития взглядов Троцкого и его постоянного противостояния В. И. Ленину и большевистской партии см. в Докладе И. В. Сталина на XV конференции ВКП(б) 1 ноября 1926 г. «О социал-демократическом уклоне в нашей партии», Соч., т.8, стр.234. — прим. РП)

Как известно, в 1925 году Л. Д. Троцкий был назначен на пост председателя концессионного комитета, после чего стал заключать с международными компаниями договоры на кабальных условиях. Так, 14 ноября 1925 года передана концессия на разработку ленских приисков компании «Лена Голдфилдс». Британский банковский консорциум, владевший компанией «Лена Голдфилдс» и поддерживающий связи с американским банкирским домом «Кун Лееб» (Крупнейший олигархический клан мира, по сию пору в значительной степени определяющий мировую политику и экономику. — прим. РП), получил право добычи золота в течение 30 лет. Согласно договору, площадь концессии охватывала территорию от Якутии до восточных склонов Уральских гор. Компания получила право добывать не только золото, но и железо, свинец, серебро, медь, получила в свое распоряжение огромный комплекс металлургических предприятий, в  частности, Бисертский, Северский, Ревдинский металлургические заводы, Зюзельское и Дегтярское месторождения меди, Егоршинские угольные копи, Ревдинские железные рудники. Согласно договоренности о разделе продукции, доля Советской власти в добываемых драгоценных металлах составляла лишь 7%. Таким образом, компании предоставлены громадные преференции, огромная территория и значительное число предприятий.

Дело не в том, что якобы была разруха, и надо  было использовать кого угодно, вплоть до иностранных инвесторов, создавать для них все условия, лишь бы вытащить экономику из кризиса, как утверждает ряд исследователей. (Буржуазных исследователей. Они другого говорить и не могут, ведь если не врать и не передергивать, то как они смогут, тогда доказать, что Советский Союз был плох? Что плох был советский социализм? — прим. РП) Начиная с 1921 года, когда был введен НЭП, страна выбиралась из разрухи, Советская власть, разумеется, использовала механизм концессий, но в определенных размерах и на условиях, выгодных нашему государству. Однако в 1925 году, когда экономика нашей страны достигла уровня 1913 года, на повестку дня встал вопрос о преодолении отсталости, о превращении России из аграрной страны в индустриальную. К тому времени имелся негативный опыт, когда Россия, вступив в Первую мировую войну, не решила важных задач. Так, значительную долю в экономике составлял аграрный сектор при незначительной доли промышленности (в соотношении 80 на 20% в пользу села, при том, что в странах Европы соотношения пропорций данных отраслей было приблизительно равным), машины и оборудования закупались за рубежом. В годы первой мировой войны эта отсталость обернулась для нашей страны тяжелейшими экономическими последствиями, о чем писал в своих мемуарах А. И. Деникин. Прецедент существовал! В условиях назревания новой внешней угрозы важно было уделить внимание индустриализации. И в этих условиях Троцкий рассматривал иностранный капитал в качестве основного локомотива развития, предоставляя ему все ресурсы в неограниченном количестве, фактически не контролируя его деятельность. (Он на словах говорил о развитии, а на деле делал все, чтобы это развитие шло только в интересах мирового капитала, в интересах еще большего его обогащения. Развитие СССР Троцкий понимал как развитие колонии, сырьевого придатка капиталистических стран — то есть примерно так же, как его понимают и нынешние буржуазные власти в РФ. — прим. РП). Между прочим, иностранцы, получившие весомую долю в народном хозяйстве нашей страны (Иностранцы не получили «весомой доли в народном хозяйстве» СССР — автор забыл вставить частицу «бы» после слова «получившие». У них вообще никакой доли в н\х СССР не было — не для того рабочие и крестьяне в 1917 году скидывали царя, помещиков и буржуев, а потом 4 года вышвыривали из страны иностранных интервентов, что потом раздать страну иностранному капиталу, от которого они еле избавились. Концессия — это не «доля в народном хозяйстве страны», это всего лишь временное пользование, что-то типа аренды, но на условиях значительного инвестирования «арендатором» в объект «аренды» без получения права собственности на него. — прим. РП), не стали бы всерьез заниматься индустриализацией в СССР – никто своими руками не будет взращивать себе конкурента. Кроме того, данный вывод напрашивается из рассмотрения деятельности вышеупомянутой компании «Лена Голдфилдс», обещавшей инвестиции при заключении соглашения, но не вложившей ни рубля в развитие приисков и предприятий. Вся ее деятельности сводилась исключительно к вывозу золота за рубеж.

(История с компанией имела интересное продолжение. Напомним, что «Лена Голдфилдс» — это та самая, печально известная в России компания «Лензото», которая нещадно эксплуатировала русских рабочих в царской России на Ленских приисках, а в 1912 году расстреляла несколько тысяч безоружных рабочих, убив более 500 человек — «Ленский расстрел». В 1917 году Ленские золотые прииски были национализированы. А в 1925 г., как верно рассказал автор статьи, были переданы в концессию этой самой «Лене Голдфилдс», которая получив по концессионному соглашению 93 % от объема добычи, обязана была добывать не менее твердо установленного объема руды в год (около 700 т), построить несколько заводов в СССР, завести свое новейшее оборудование и т.д.

Но, как рассказывает старейший советский дипломат И.М. Майский[6]

«Отношения между концессионерами и Советским правительством с самого начала были не очень гладки. Главная причина состояла в том, что капиталистические дельцы, стоявшие во главе «Лена Голдфилдс», пытались работать по-капиталистически в условиях социалистического государства. Так, например, при подписании концессионного договора они обещали вложить в предприятие большое количество иностранного капитала, а затем самым бесцеремонным образом нарушили это обещание. Больше того, они все время требовали субсидий у Советского правительства. Далее, руководители «Лена Голдфилдс», следуя привычным навыкам, стремились покрепче «прижать» рабочих на своих предприятиях. Это, естественно, вызывало не только резкий отпор со стороны рабочих, но и вмешательство советских властей, требовавших от концессионеров строгого соблюдения нашего законодательства о труде. Руководители «Лена Голдфилдс», опять-таки следуя привычным навыкам, пускались на различные хитрости и маневры, чтобы не платить Советскому государству причитающихся с них сборов и налогов. На этой почве ташке возникало немало споров и пререканий с ними. Наконец, английская «Интеллидженс сервис» широко использовала аппарат «Лена Голдфилдс» для сбора нужных ей шпионских сведений об СССР, что, конечно, не могло способствовать улучшению отношений между концессионерами и Советским правительством…

Чтобы найти выход из положения, в начале 1930 г. было решено обратиться к арбитражу, предусмотренному на такой случай концессионным договором. Действительно был сформирован арбитражный суд из трех человек (по одному представителю от «Лена Голдфилдс» и Главного концессионного комитета СССР плюс согласованный между ними председатель), и в середине мая 1930 г. он должен был начать свою работу. Однако за неделю до открытия заседаний суда «Лена Голдфилдс» без всякого предупреждения приостановила работу всех своих предприятий в СССР и закрыла свою контору в Москве. Это был настоящий локаут, жертвой которого стали 15 тыс. человек. Такое действие компании, естественно, сразу накалило и без того сгущенную атмосферу. Кроме того, своей односторонней акцией компания грубо нарушила концессионный договор. Юридически и фактически этот договор перестал существовать. Тогда Советское правительство сделало логический вывод из создавшейся ситуации: раз договора нет — не может быть и арбитражного суда, основанного на этом договоре. Главный концессионный комитет отозвал своего представителя из арбитражного суда и отказался участвовать в разбирательстве дела. В сложившейся ситуации единственно правильным путем для «Лена Голдфилдс» было бы вступить в переговоры с Главным концессионным комитетом и попытаться таким способом урегулировать возникшие осложнения.

Однако концессионеры, зараженные широко распространенным тогда в капиталистических кругах Запада ожиданием близкого падения Советской власти как результата трудностей первой пятилетки, взяли совсем иной курс. Они настояли на рассмотрении дела двумя оставшимися членами арбитражного суда, и этот псевдосуд в отсутствие советского представителя вынес 2 сентября 1930 г. в Лондоне совершенно невероятное решение: он «обязал» Советское правительство уплатить «Лена Голдфилдс» 12 965 тыс. ф. ст., из которых около 3,5 млн. представлял капитал, фактически вложенный компанией в концессию, а 9,5 млн. составляла сумма аккумулированных прибылей, которые компания, по ее расчетам, должна была бы получить в течение еще остающихся 25 лет концессионного срока.

Разумеется, Советское правительство заявило, что оно не признает ни законности «суда», ни вынесенного им вердикта. Однако «Лена Голдфилдс» с этим никак не хотела примириться и начала яростную антисоветскую кампанию в печати, в политических и деловых кругах Англии, США и ряда других стран.»

СССР произвел свои подсчеты, и оказалось, что не СССР был должен англо-американской компании, а напротив, эта капиталистическая компания должна была советской стране 6 млн. долларов.

В итоге после долгих споров и торгов, 4 ноября 1934 года между СССР и «Лена Голдфилдс» было подписано соглашение, по которому действие концессионного договора от 14 ноября 1925 года прекращалось. Все имущество компании «Лена Голдфилдс» переходило в собственность советского правительства без каких-либо дополнительных формальностей. Последнее принимало на себя обязательство выплатить компании 3 млн. фунтов стерлингов с рассрочкой на 20 лет без процентов, но и без права предъявления «Лена Голдфилдс»  каких-либо претензий по налогам, штрафам и неустойкам[7].

В 1954 г. СССР полностью расплатился по этому долгу[8]. А в 1968 году брежневское руководство вдруг решило признать лондонский иск от 2 сентября  1930 г на сумму 12 965 тыс. фунтов стерлингов![9] Оно берет и фактически дарит американским банкирам еще 62 млн. долларов! Позже, с конца 80-х и по 2000-е годы, муссируя в СМИ тему мифических «советских долгов», то же самое не раз проделывали Горбачев, Ельцин и Путин,  выплачивая англичанам, французам и американцам по третьему, а то и четвертому разу то, что было выплачено СССР давным-давно.

Сегодня Ленский золотоносный бассейн разрабатывает компания «Лензолото». Контрольный пакет принадлежит «Норникелю». А «Норникель» контролируют все те же американские банкиры, в частности The Bank Of New York[10]  — прим. РП)

Следует обратить внимание на то, что сам Троцкий в «Моей жизни», вспоминая свою деятельность на посту главы концессионного комитета, пишет, что руководствовался отнюдь не соображениями подъема народного хозяйства. По его словам, «в борьбе против тупоумного национального подхода к хозяйственным вопросам («независимость» путём самодовлеющей изолированности)» он выдвинул «проблему разработки системы сравнительности коэффициентов нашего хозяйства и мирового. Эта проблема вытекала из необходимости правильной ориентировки на мировом рынке…».  Он отмечал, что

«по самому существу своему проблема сравнительных коэффициентов, вытекавшая из признания господства мировых производительных сил над национальными, означала поход против реакционной теории социализма в отдельной стране».

Проследив вышеупомянутые факты, прочитав данные строки Троцкого, можно без труда ответить на вопрос, приписала ли ему сталинская пропаганда идею капиталистической реставрации, либо он в реальности стремился ее осуществить.

Данную мысль Троцкий развивал в «Открытом письме членам ВКП(б)», опубликованном в «Бюллетени оппозиции» от 23 марта 1930 года. Проводившуюся в СССР индустриализацию и коллективизацию он оценивал как «авантюру», критиковал их форсированные методы (забыв, что СССР находился в  кольце вражеских стран, готовых совершить нападение). Делает вывод о необходимости отступить от данной политики. Троцкий написал буквально следующее:

«Отступление всё равно неизбежно. Нужно совершить его как можно раньше и как можно в большем порядке».

Обратите внимание на слова «отступить как можно в большем порядке» — понятно, что речь идет именно о капиталистической реставрации. Среди его предложений, опубликованных в указанной статье, было следующее:

«отказаться от «идеалов» замкнутого хозяйства. Разработать новый вариант плана, рассчитанный на возможно широкое взаимодействие с мировым рынком».

(Те же самые «песни», что нам пели перестроечники и вся эта капиталистическая шушера, которая их сменила, в том числе главный запевала, который-таки сумел сделать из России проходной двор, втащив ее в ВТО, — действующий президент страны. Вот о таком будущем для России как раз и мечтал Л. Троцкий. — прим. РП)

Выше мы отметили, что речь шла не о «закрытости», а о создании в нашей стране мощной индустриальной базы, о ликвидации зависимости от импорта машин, оборудования.  Кроме того, в начале 1930-х годов ведущие капиталистические страны ввели экономические санкции против Страны Советов. Так,  в 1930–1931 гг. США ввели ограничения на ввоз советских товаров, аналогичный шаг был предпринят Францией в 1930 году, а в 1933 году Великобританией было введено эмбарго на все товары советского экспорта. Таким образом, шансы на взаимодействие с Западом, на привлечение инвестиций сведены к нулю. Как он рассчитывал в этих условиях добиться реализации поставленной им задачи? (Автор здесь, видимо, имеет в виду Троцкого. — прим. РП) Пришлось бы идти на многочисленные уступки и подношения мировому империализму в экономической и во внешней политике, что и было сделано Горбачевым и Ельциным в 1980–1990-е годы, да и самим Троцким в области концессионной политики в 1925–1929 гг.

Все перечисленные факты позволяют прямо заявить о действительном намерении Троцкого реставрировать капитализм в СССР.

Миф 4. Пятаков не летал в Осло для обсуждения заговорщических планов с Троцким в декабре 1935 года. Об этом свидетельствуют публикации норвежских газет – консервативной «Афтенпостен» и социал-демократической «Арбайтербалтен» в январе 1937 года, в которых сотрудники администрации аэродрома Хеллер, расположенного вблизи Осло, и его директор заявили, что за всю зиму 1935 – 1936 гг. иностранные самолеты там не приземлялись. И этот факт, по мнению антисоветски настроенных деятелей, подтверждает, что якобы никакого заговора оппозиции не было.

К сожалению, никто не пытался опровергнуть данный миф. То, что писали вышеупомянутые газеты, писал Троцкий в своих работах по этой теме – это прямая попытка ввести в заблуждение. Чтобы было понятно, о чем идет речь, обратимся к показаниям Радека и Пятакова на процессе параллельного троцкистского центра в январе 1937 года.

В конце 1935 года Карл Радек получает письмо от Троцкого, в котором тот заявляет о необходимости заручиться поддержкой Германии и Японии в борьбе со Сталиным, после победы пойти им на широкие экономические и территориальные уступки, реставрировать капитализм. После прочтения письма Радек ставит вопрос о необходимости встретиться с Троцким. Пятаков, отправившийся в  служебную командировку в Берлин в декабре 1935 года, встречается с корреспондентом «Известий» Д. П. Бухарцевым, которого ему рекомендовал Радек. Тот, в  свою очередь, знакомит его с Густавом Штирнером в парке Тиргартен, который предложил ему на следующий день лететь к Троцкому на частном заказном самолете. Рано утром 12 декабря 1935 года Пятаков и Штирнер вылетают с Темпельгофского аэродрома и к середине дня садятся на аэродроме в Осло, где их уже ожидал автомобиль, довезший их до  дачной местности, где жил Троцкий.

Материалы вышеупомянутого судебного процесса показывают следующее: в ходе беседы, продолжавшейся около двух часов, Троцкий заявил Пятакову о неизбежности крушения сталинского  государства, которое, с его точки зрения, не выдержит удара со стороны фашизма в предстоящей войне. В этих условиях, по его словам, у троцкистов выбор: либо погибнуть в руинах Советского государства, либо свергнуть И. В. Сталина, для чего нужно заручиться поддержкой Германии и Японии. Троцкий сообщил, что в результате своих переговоров с заместителем председателя НСДАП Рудольфом Гессом он договорился об уступках, на которые должны пойти троцкисты немцам в случаи своей победы. Среди них: благоприятное отношение к германскому правительству в ключевых международных вопросах; территориальные уступки; допуск германских предпринимателей к эксплуатации сырьевых ресурсов в СССР; создание в Советском Союзе благоприятных условий для деятельности немецких частных предприятий;  развертывание во время войны диверсионной работы на оборонных предприятиях и на фронте.

Как было отмечено выше, сотрудники аэродрома Хеллер, который якобы был единственным около Осло, утверждали, что в период 19 сентября 1935 – 1 мая 1936 гг. вообще никакие самолеты не приземлялись, а лишь один норвежский самолет, прибывший из Линчепинга (примечание: Линчёпинг находится в Швеции, а не в Норвегии — см. «Атлас мира». М., Издательский дом ОНИКС, 2001 г., с. 118 – 119. Таким образом, мы видим первый прокол контрреволюционной пропаганды).

Что касается публикаций в газетах насчет аэропорта Хеллер…

Во-первых, следует учитывать, что полет Пятакова был секретным, самолет был предоставлен германскими спецслужбами. И никто не фиксирует тайные рейсы, не записывает в журнал аэропорта. Вполне возможно, что, стремясь остаться незамеченным, он спустился в стороне от посадочной площадки. Специалисты отмечают, что самолёты 1930-х годов были небольшими по своим размерам и могли в определённой ситуации приземляться в местах вне аэропортов.

Во-вторых, версию норвежской прессы опроверг Генеральный прокурор СССР А.Я. Вышинский. Он представил суду информацию Консульского отдела НКИД СССР, согласно которой полпредство СССР в Норвегии получило официальную справку о том, что аэродром Хеллер около Осло принимает аэропланы других стран в течение круглого года, прилеты и отлеты возможны и в зимние месяцы.

На это возражали: это всего лишь, мол, справка консульского отдела НКИД, а не норвежских властей, чье мнение могло бы считаться беспристрастным, поэтому не следует принимать в качестве серьезного документа. Но упускают из виду, что это данные не НКИД СССР, а информация его консульского отдела об официальной справке, полученной полпредством СССР в Норвегии. То есть, данные норвежских властей, понятное дело.

В этой связи может возникнуть вопрос: а как же справки, которые напечатали газеты? Скажем следующее: после «перестройки» мы убедились, что газеты могут напечатать любую дезинформацию, могут проплатить, чтобы дали интервью соответствующим образом. Другое дело — проверка со стороны государственных структур, от которых невозможно ничего утаить.

Также заявляли, что аэропорт Хеллер якобы был единственным аэродромом в Осло. На самом деле Хеллер не был единственным аэропортом. С 1912 года вблизи Осло функционировал другой аэропорт — Градэрмун. Поля Хеллера и Градэрмуна использовались для взлета и посадки самолетов (см. материал в Википедии в англоязычной версии — KjellerAirport, Wikipedia). Так что в 1935 году было два аэродрома, принимающих самолеты.

Могут ответить, что только Хеллер принимал гражданские самолеты, а другой был военным аэродромом. Но если посмотрим на ссылку про аэропорт Хеллер в англоязычной версии Википедии, то заметим, что и он тоже был военным аэродромом.

Следует также сослаться на показания Тухачевского, данные им на следствии, в которых он поведал, что рассказал ему Пятаков после полета в Осло в декабре 1935 года.

«В зиму с 1935 на 1936 год… я имел разговор с Пятаковым, в котором последний сообщал мне установку Троцкого на обеспечение безусловного поражения Советского Союза в войне с Гитлером и Японией и о вероятном отторжении от СССР Украины и Приморья. Эти указания говорили о том, что необходимо установить связь с немцами, чтобы определить, где они собираются двинуть свои армии и где надлежит готовить поражение Советских армий».

Однако публикациями в норвежской прессе дело не ограничивалось. Троцкий в своей работе «Преступления Сталина» и авторы статьи «Встреча Пятакова с Троцким», опубликованной в «Бюллетени оппозиции» в 1937 году, пытались всеми способами утвердить недоверие к факту встречи двух упомянутых контрреволюционеров. Так, Троцкий недоумевал, что в один день Бухарцев встретился со Штирнером и на следующий день готов самолет и паспорт для Пятакова. Он задавался вопросом, как такое возможно? Самолет предоставили спецслужбы. Не следует забывать, что Штирнер — это псевдоним, его звали Карл Иогансон (Райх). Он организовывал все встречи Троцкого и Седова с его соратниками в СССР, имел широкие связи за границей, несколько паспортов для вида на жительство. И у него, благодаря обширным связям, разумеется, получалось все быстро. (О нем говорилось во время судебного процесса над правотроцкистским блоком в марте 1938 года). Об этом, кстати, и генеральный прокурор СССР А. Я. Вышинский спрашивал свидетеля Д. П. Бухарцева: летать из одного государства в другое непросто. Как так легко самолет получили в Германии? Бухарцев ответил, что Штирнер ему сказал, что имеет правительственные связи и организует дело.

Пытаясь доказать, что упомянутой встречи якобы не было, Троцкий утверждал, что если бы к нему приехал товарищ и соучастник по заговору, то он обязан был его устроить на ночлег, чтобы тот не оказался замеченным агентами Советских спецслужб. Недоумевал, как Пятаков мог отлучиться на день из Берлина, когда надзор за Советскими чиновниками за границей строг – прежде всего со стороны ОГПУ. Надо учитывать, что они боролись с Советской властью, и им было не до отвлечений, особенно учитывая положение Пятакова, который, будучи в командировке в Берлине, отлучился на сутки. Пятаков и так день отсутствовал в Берлине. Не было бы его больше — сразу бы тем самым он себя подставил. Ему наоборот, надо было вернуться в Берлин как можно быстрее.

Что касается надзора за советскими деятелями со стороны ОГПУ, от которых скрыться невозможно, иначе, как утверждал Троцкий, его бы быстро разоблачили. Нельзя забывать, что ОГПУ возглавлял тогда Г. Ягода, который тоже был членом правотроцкистского блока. О том, что Ягода прикрывал их деятельность, есть следующие доказательства.

Во-первых, в 1997 году была опубликована работа «Генрих Ягода. Нарком внутренних дел СССР, Генеральный комиссар государственной безопасности. Сборник документов», в котором представлены протоколы его допросов на следствии, в ходе которых он признался в своих связях с заговорщиками.

Во-вторых, Г.А. Токаев, занимавший должность партийного секретаря Военно-воздушной инженерной академии им. Н.Е. Жуковского в 1937–1948 гг., состоявший в подпольной заговорщической организации, в своих мемуарах в эмиграции писал, что он и его соратники контактировали с шефом Лубянки Генрихом Ягодой, оценивали его не как «слугу, а врага режима». Токаев отмечал, что Ягода спас многих из них от разоблачений, но «был удален из НКВД, и мы потеряли сильную связь нашей оппозиции с разведывательной службой».  Поэтому понятно, почему Пятакову удалось оказаться незамеченным в 1935 году во время полета в Осло.

Рассмотрев все вышеперечисленные обстоятельства, мы имеем все основания утверждать,  что в 1937–1938 гг. И. В. Сталин и органы НКВД своевременно предприняли меры по предотвращению деятельности агентов нацистской Германии. Как было отмечено выше, маховик репрессий затронул и честных людей, что было осуждено Советской властью еще в 1938 году (Стоило бы упомянуть, что этот «маховик» «затронул честных людей» именно потому, что в органах НКВД, парт- и соваппарате сидели те самые враги народа, которые пользовались своим положение и сознательно губили «честных людей», то есть искренних сторонников социализма, не имевших никакого отношения к контрреволюции и, прежде всего, действительных большевиков, настоящих коммунистов. Выше автор статьи писал про руководителя ОГПУ\НКВД Г. Ягоду, но ведь он был, к сожалению, не один. Это тоже следует учитывать, повторяя за либеральной пропагандой тезисы о «невинно пострадавших» и «честных людях». Она-то силится переложить вину с больной головы на здоровую. Но ее приемы нужно видеть и не позволять себя запутывать. — прим. РП), но в тоже время нельзя недооценивать, что предпринятые меры по разгрому пятой колонны минимизировали шанс поражения нашей страны в надвигавшейся войне с мировым империализмом.

Данную мысль разделял ряд видных государственных деятелей некоммунистических стран. Так, посол США в СССР Дж. Дэвис, соратник Ф.Д. Рузвельта, в своем дневнике 7 июля 1941 года писал следующее:

«…Сегодня мы знаем, благодаря усилиям ФБР, что гитлеровские агенты повсюду, даже в Соединённых Штатах и Южной Америке. Немецкое вступление в Прагу сопровождалось активной поддержкой военных организаций Генлейна. То же самое происходило в Норвегии (Квислинг), Словакии (Тисо), Бельгии (Дегрель)… Однако ничего подобного в России мы не видим. «Где же русские пособники Гитлера?» — спрашивают меня часто. «Их расстреляли», — отвечаю я. Только сейчас начинаешь сознавать, насколько дальновидно поступило Советское правительство в годы чисток».

А в одном из ноябрьских номеров британской газеты «Санди экспресс» за 1941 год Дж. Дэвис в своем интервью отметил, что в 1937 году значительная часть мира осуждала чистки в Советском Союзе, полагала, что они являются

«возмутительными мерами варварства, неблагодарности и проявлением истерии. Однако в настоящее время стало очевидным, что они свидетельствовали о поразительной дальновидности Сталина и его близких соратников».

Он же заявил, что Советское сопротивление, «свидетелями которого мы в настоящее время являемся», было бы «сведено к нулю, если бы Сталин и его соратники не убрали предательские элементы», что «…является таким уроком, над которым следует призадуматься другим свободолюбивым народам».

Однако все перечисленные обстоятельства не принимаются в расчет антисоветски настроенными исследователями. Сегодня очевидно, что цель, которую ставили авторы «перестройки»  и «реформ», пользующиеся поддержкой правительств США и Европы, — уничтожение нашей страны (под флагом ликвидации «империи зла», «агрессора», его замены «цивилизованной страной»), превращение ее в сырьевой придаток и рынок сбыта мировых держав достигнута. Для этого надо было представить нашу страну как хищную империю на Земле, как на международной арене, так и внутри, поставить на одну доску с гитлеровской Германией, доказать, что якобы она не поддавалась реформированию, ее можно было только уничтожить. Для достижения поставленной задачи также была реабилитирована деятельность политических сил, фактически работавших на гитлеровцев в годы Второй мировой войны – особенно правотроцкистского блока, тактику которого, касающуюся сотрудничества с иностранными государствами, подрыва страны, взяла на вооружение «Демократическая Россия» в 1989–1991 гг. (Не только правотроцкистского блока, другие террористические центры и блоки, организованные троцкистами и действовавшие в значительной степени под их руководством, ничуть не лучше. Это показывают материалы процессов над врагами народа, подлинники которых найти не сложно. — прим. РП)

В настоящее время особенно важно не допустить повторения трагических событий, полного подчинения интересов России интересам западных стран под флагом интеграции в мировое сообщество. (Поздно спохватился товарищ. Она уже четверть века как полностью подчинена иностранному капиталу и усиленно им разграбляется. Задача каждого истинного патриота страны — положить конец этому антинациональному беспределу, но без уничтожения капиталистического варварства ее не решить. — прим. РП) Для этого сперва важно осознать всю фальшь пропаганды, используемой соответствующими политическими группировками. В этой связи особого внимания заслуживает изучение деятельности сил, совершавших государственную измену в прошлом, одним из видных представителей которой являлся правотроцкистский блок, разгромленный в 1936–1938 гг.

Михаил Чистый, аспирант Исторического факультета МГУ

Источник — https://kprf.ru/history/party/136591.html

[1] «Реабилитация. Политические процесса 30-50-х годов», Москва, Издательство политической литературы, 1991 г., стр. 260.

[2] «Процесс троцкистско-зиновьевского террористического центра», МЛРД «Рабочий Путь», 2018 г.

[3] «Процесс антисоветского троцкистского центра», НКЮ Союза ССР, Юридическое издательство, 1937 г.

[4] О группе Стэна-Ломинадзе см.  здесь https://work-way.com/blog/2017/12/01/pamyati-s-m-kirova-pod-znamenem-generalnoj-linii-partii/

[5] Непосредственным убийцей Кирова С.М. был Л. Николаев, активный участник ленинградского террористического центра зиновьевцев. Дело  Николаева- Котолынова и ещё 12 зиновьевцев-террористов (Антонов, Звездов, Юскин, Соколов, Шатский, Толмазов, Мясников, Ханик, Левин, Соскицкий, Румянцев и Мандельштам)  слушалось 28-29 декабря 1934 года в Ленинграде выездной сессией Военной коллегии Верховного суда СССР.

[6] Майский И. М. Воспоминания советского дипломата, 1925-1945 гг. , М, «Наука».  1971 г.

[7] http://statehistory.ru/1970/Iz-istorii-sovetskikh-kontsessiy—Lenskie-zolotye-priiski-i-Lena-Goldfilds-Limited/

[8] http://www.pseudology.org/Mazoxin/Koncessii.htm

[9] https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%B7%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%82%D1%8B%D0%B5_%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B8%D1%81%D0%BA%D0%B8

[10] http://istmat.info/node/41797

Московские процессы 1936–1938 гг. Разоблачение буржуазной лжи.: 7 комментариев

  1. Ненависть троцкистов к товарищу Сталину — просто грандиозна. Лишь на том основании, что я хорошо отзываюсь о Сталине, я получаю от троцкистов матерные оскорбления и издёвки.

  2. И даже без рук и без ног,
    Один на один с этой темной мглою,
    Я всяких врагов трудового народа,
    Зубами скрипя, унесу в могилу с собою!

  3. Кстати, о безруких и безногих. Ник Вуйчич своим примером прекрасно характеризует, что предела своим злодеяниям буржуазия не знает. Мало того, что сам инвалид, так еще и прислуживает капиталистам, отравляя сознание несмышленым людям. Мол, смотрите, я смог преодолеть пороки капиталистического общества, при том что я без рук и без ног. Так чего ж вы ноете про свою низенькую з\п? У меня все еще хуже, чем у вас. Но я же живу, и не борюсь с капиталом. Оглянись, жизнь прекрасна! Самое дорогое — это жизнь, и не важно какая: в роли раба или господина. Бог существует, уповай на бога. А если ничего не меняется — недостаточно уповаешь значит.
    А по факту, в Вуйчича вбухали денег, чтобы сделать из него медийное лицо, буржуазного пропагандиста-попа. И таких, как он, много. Гениальная тактика буржуазии — возьми одного из миллиона инвалидов, поставь его на ноги, раскрути его, а взамен он будет накидывать ярмо духовного рабства трудящимся («Я смог, и ты сможешь. А кто говорит, что я проплаченный — просто лох немощный и завидует»).

  4. Интересно , физик М П . Бронштейн расстрелянный в 38 году родственник Троцкого ?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.