Как нас убивает капитал

222Для некоторых читателей РП ответ на этот вопрос очевиден. Как убивает? – буквально всюду и всеми возможными способами, от ядовитой пищи до непосредственного убоя на войне или в тюрьме.

Но многие рабочие не связывают гибель трудящихся, во всяком случае, групповую гибель, непосредственно с условиями капиталистического производства и общества. Следуя полуправде и прямому обману буржуазных СМИ, наши товарищи всё ещё объясняют массовые трагедии «стечением обстоятельств», глупостью и низкой квалификацией отдельных исполнителей или чиновников на местах, техническими причинами или исключительно действием стихийных сил природы.

Правильно называются отдельные стороны трагедии и отдельные её причины, но всё ещё редко в рабочей среде эти стороны и причины связываются в единую систему, которая бы ясно и конкретно указала на то, что корень у всех массовых антропогенных трагедий один – это капитализм, его экономические и социальные отношения, частная собственность и лютая конкуренция, стремление хозяев производства к наивысшей прибыли любой ценой.

Разумеется, у гибели трудящихся при капитализме есть конкретные виновники и конкретные организационно-технические причины. Но виновники, причины и обстоятельства многочисленных трагедий на производстве и в быту не свалились с луны  и не возникли сами собой. Они были рождены, подготовлены и обусловлены капиталистическим хозяйственным укладом, они давно стали объективно неизбежными при таком укладе.

Обывательское мнение о том, что достаточно переписать какие-нибудь инструкции, подправить закон, заменить проштрафившихся чиновников, расстрелять «стрелочников» (вахтёров, дежурных, охранников, рядовых пожарных и т.п.), и дело исправится, есть опасное заблуждение. Все законы, инструкции, чиновники и обслуга буржуазии в капиталистическом обществе практически действуют именно так, как им предписывают интересы буржуазии, и никак иначе.

Связь между тем или иным бедствием, катастрофой, гибелью трудящихся – и капиталистическими производственными отношениями не всегда очевидна. Отдельным хозяевам, как и буржуазии в целом, очень удобно и выгодно списывать беды рабочего класса на природу, на «человеческий фактор» в лице самих трудящихся или, на худой конец, на нерасторопность низовых руководителей. Мол, Рим в целом хорош, но есть отдельные недостатки в провинциях.

Если рабочие соглашаются с таким положением и наивно видят в массовой трагедии лишь случайное стечение «плохих» обстоятельств или только  головотяпство отдельных лиц – тем самым, они обезоруживают себя, направляя свой справедливый гнев по ложной дорожке. То, что сработали эти самые «плохие» обстоятельства, то, что люди не убереглись и не ушли от их действия (или своевременно не ограничили это действие), то, что головотяпы сидели на своих местах и принимали убийственные решения (или не принимали решений спасительных, правильных), — не случайность, а закономерность, родовая черта эксплуататорского общества. Через пожары, аварии, взрывы, наводнения, прорывы плотин и т.п. проявляется объективная закономерность общества, в котором правят людоеды – частные собственники, закономерность, которая хорошо выражается основным экономическим законом капитализма. Суть и смысл существования капиталиста – в бесконечной гонке за прибылью, за обогащением, за ростом своего капитала любой ценой. Изрядной, определяющей частью этой цены и являются жизни тысяч и миллионов рабочих.

Могут возразить, что, мол, нельзя валить на капитализм те же наводнения, паводки, подтопления, просадки грунта, что, мол, это явления неуправляемые и стихийные, они всегда были и всегда будут.

Отвергаем такой аргумент категорически. Были, да, будут — возможно. Но весь вопрос не в том, что они существуют в природе, а в том, чтобы эти явления природы не приносили громадного ущерба человеческому обществу, не забирали жизни людей!

Те же наводнения и паводки, пожары и засухи человек пытался регулировать давно, и к середине 20 века он хорошо научился это делать – в СССР, с помощью передовой науки и техники и на базе общественной собственности на средства производства. Конкретные технические средства для этого – мощные гидроузлы на реках, искусственные моря, каналы, ГЭС, лесополосы, защитные дамбы и т.д. Тот же принципиальный подход был и к просадкам грунта, эрозии почв, суховеям, засухе, даже к климату и направлению воздушных потоков. Нужно было защитить людей от паводка – строили бетонные дамбы и огромные пруды-ловушки, нужно было осушить гнилое болото – осушали, нужно было свести пожары в городах к минимуму – действовала мощная государственная противопожарно-спасательная система. Но главной задачей всех систем защиты и сбережения людей было не столько устранение последствий аварий и катастроф, сколько их предотвращение «на подступах», профилактика, ранний отвод беды и её устранение.

Было бы затруднительно составлять полный перечень «скрытых» преступлений капитала против трудящихся. Это был бы колоссальный и постоянно растущий том уголовного дела. Тем не менее, в свете массового убийства в Кемерово, о жертвах которого наши рабочие скорбят, но под дирижерскую палочку буржуазной власти превращают свой гнев в панихиду, и только, выдвинулась на первый план давняя задумка дать небольшой исторический обзор конкретных фактов капиталистических злодеяний. Дать для того, чтобы разговор о крайней, вопящей необходимости политической организации рабочего класса, о крайней необходимости его главенства в социальных протестах и борьбе трудящихся за свои права, основывался бы не только на общих знаниях о капитализме, а ещё и на доказанных и подтверждённых фактах людоедских преступлений, которые должны вызывать в рабочих не внеклассовую ненависть к размытым «сволочам» и «сукам», а придавать этой ненависти именно чёткий и упрямый классовый характер. Каждое такое преступление – системно, а это значит, что в абсолютном большинстве ЧП и ЧС виноваты конкретно существующий строй, правящая олигархия и её государство. Поэтому и то, и другое, и третье должно быть безжалостно уничтожено.

О преступлениях буржуазии против гуманизма и человечества РП пишет постоянно. Об издевательствах и убийствах рабочих в царской России много сказано в произведениях наших классиков, в мемуарах большевиков, кое-что дано в публикациях РП. Наша скромная задача состояла в том, чтобы сделать небольшой обзор, показать кое-какие забытые или малоизвестные данные о преступлениях буржуазии против жизни и сознания трудящихся, против производительных сил общества и против самой природы и человечества в целом.

  1. Капитализм пожирает детей

Производственные преступления

В одном из декабрьских номеров итальянской газеты «Reppublica»[1] за 1949 год было дано объявление о «конкурсе желаний». Оргкомитет этого конкурса, состоящий из итальянских писателей и поэтов, обратился ко всем детям с просьбой написать в газету о своих самых больших мечтах. Организаторы конкурса обещали выполнить все те мечты, которые окажется возможным выполнить, но оговаривали своё обещание тем условием, что

«…чем оригинальнее будет ваше желание, тем больше надежд на то, что оно будет исполнено».

Когда в редакцию начали приходить ответы с мест, хозяева газеты, а также взрослые дяди и тёти из оргкомитета пожалели о том, что затеяли этот конкурс. Одна девочка из Калабрии писала: «Я хотела бы, чтобы мой папа нашёл работу и мог бы купить еду для мамы, братишек и меня»[2]. В своём письме из района Венето какой-то итальянский мальчишка писал: «Я хочу пару новых башмаков, потому что мои совсем износились и у меня очень мёрзнут ноги, а мой папа не может мне купить ботинок, потому что он давно без работы». Из французского города Шамбери (департамент Савойя), в котором читали итальянскую прессу, также пришло письмо от мальчика, в котором тот просил кусочек шоколада, «…чтобы только понюхать, как он пахнет».

В общей сложности в редакцию «Реппублики» пришло более тысячи писем – не только от итальянских детей, но и из США, Британии, западного сектора Германии, Испании и Португалии. Дети разных стран и народов мечтали, в общем, об одном и том же: о еде, ботинках, учебниках, конфетах, игрушках – словом, обо всём том, чего они были лишены. Во всех детских письмах, как в зеркале, отразилась та жизнь, которой живут пролетарские дети в странах капитала. Поэтому, напечатав около десятка писем, оргкомитет «вдруг» заявил, что конкурс закончен. Больше подобных опросов газета не устраивала – её хозяева хорошо понимали, что едва не подняли новую волну забастовок и протестов в полуголодной стране, что едва не открыли большой судебный процесс против своего класса. Ведь итальянские трудящиеся, читавшие газету, знали и видели, что у ребёнка, родившегося в семье рабочего, батрака или безработного, очень мало шансов выжить: рахит, туберкулёз и другие болезни, возникавшие на почве недоедания матери и ребёнка, ужасные жилищно-бытовые условия, голодное истощение, словом, нищета, — уносили в могилу сотни тысяч малышей ежегодно.

По данным профсоюза AFL – «Американской федерации труда»[3] к началу 1950 года в США было 5 миллионов официально учтённых безработных. Это означало, что около 8 миллионов детей хронически недоедало, не имело одежды, обуви, подходящего жилья, не говоря уже о нормальном обучении, воспитании и здравоохранении.

В богатейшей стране Запада было порядка 3,5 миллионов семей, в которых родители были не в состоянии купить своим детям ни мяса, ни фруктов, ни молочных продуктов. Сотни тысяч детей ложились спать в слезах – по той «простой» причине, что их мучил голод[4].

В Чикаго, да и в других промышленных центрах, до начала 70-х годов наблюдалось такое явление, как «hunger chain», дословно «голодные очереди»: стараясь спасти своих детей от голода, нищие безработные родители посылали их к большим продовольственным магазинам просить подаяние в виде денег или еды[5]. (Мы это видели в новоявленной буржуазной России в первые годы после перестройки. А потом детей около магазинов не стало, но это не значит, что им накормили и в стране не осталось голодных, просто их стали гонять полицаи и ОМОН. — прим. РП)

18 февраля 1950 года в одной из начальных школ Балтимора упали в голодный обморок 19 учеников в течение дня. Как потом выяснилось, эти дети ничего или почти ничего не ели в течение полутора–двух суток, предшествовавших этому дню. На занятиях резко увеличилась нервная нагрузка, мозг потребовал сахара и других питательных веществ, которых в организме не оказалось в нужных дозах. Результат – обморок, полный отказ детского организма работать без «топлива».

А вот что писала либеральная «Геральд Трибьюн»[6] № 366 за 1951 год по поводу одного чудовищного случая в Нью-Йорке. В заметке под циничным заголовком «Обычный случай»  сообщалось:

«Работница Вайнтрауб и её семеро детей, из которых старшему 19 лет, а младшему пять, были найдены вчера ночью умирающими от голода в доме № 109 по Эмбой-стрит в Бруклине, Н.-Й. Пятилетний Леонард так исхудал и высох, что приехавший с каретой скорой помощи доктор принял его за шестимесячного младенца.

Мать рассказала, что последняя корка хлеба была в их доме 3 дня назад – её разделили между собой трое младших детей. С тех пор никто из них не ел».

Заметка оканчивалась комментарием редакции о том, что «…возможно мать и двоих детей удастся спасти» и призывом к гражданам помочь несчастной семье кто чем может.

В том же номере «Gerald Tribune» было дано ещё одно характерное сообщение. Журналист О. Уллис разнюхал, что на одной из главных улиц города, на знаменитой Пятой авеню,

«…лучшими архитекторами Америки выстроены площадка и дом для собачки Тоби, которая осталась единственной наследницей состояния в 75 миллионов долларов, принадлежавшего её покойной хозяйке, вдове  мультимиллионера Дж. Астора. Для ухода за Тоби существует штат в 45 слуг и 6 адвокатов, которые ведут все собачьи дела. Общее дневное содержание Тоби оценивается в 300 долларов. Золотая кровать собачки убрана цветами. Животное имеет свою гостиную, ванную, уборную и столовую, отделанную по последнему слову строительной техники».

Для справки: на 1951 год по средним ценам на 24 основных продукта питания для г. Нью-Йорк семерым детям семьи Вайнтрауб 300 долларов вполне хватило бы на месяц более-менее нормального питания.

В продолжение «собачьей темы». В 1951 году в Англии действовала карточная система распределения продуктов. В то же время в Лондоне, Манчестере и других крупных городах вовсю работали специальные продовольственные магазины для собак и даже собачьи рестораны. В этих магазинах без ограничений продавались высококачественные продукты человеческого питания, говядина, свинина, сыры, настоящее коровье масло, молоко, творог, сметана и т.п., но по астрономическим ценам. В ресторанах собак кормили обильно и вкусно, тоже большей частью нормальной говядиной, молоком и сметаной. Недостатка в посетителях не было: любители собак из местной крупной буржуазии не могли допустить, чтобы их питомцы страдали от бескормицы. Так, например, собака породы мастифф, принадлежащая миллионеру Кэрригану, хозяину судостроительных верфей в г. Плимут, ежедневно съедала в местном собачьем ресторане около килограмма первосортного мяса. В то же время детской месячной нормы мяса (около 450 грамм), выдаваемой по рабочей карточке, ребёнку 7-8 лет едва хватало на 3-4 дня[7].

В Индии, главном доминионе Великобритании, детская смертность в конце 40-х годов 20 века была в 5-6 раз выше, чем в самой Англии. В 1949 году из каждой тысячи родившихся умирало 250 детей, не дожив до года. Надо сказать, и сегодня положение с детской смертностью в Индии поправилось не сильно. По данным британской «Таймс»[8] в 2008 году уровень смертности среди детей до 1 года составлял 21%, а в группе от года до трёх лет – 19%. В этой потенциально богатейшей стране каждый год преждевременно умирает около 4,5 миллионов человек, из них 1 миллион 200 тысяч – от голода и болезней.

Осенью 1949 года делегация Совета национальностей Верховного Совета СССР посетила Индию[9]. В городе Калькутта советские депутаты-женщины попросили показать им детские учреждения. Им показали ясли при текстильной фабрике. На голом цементном полу небольшой комнаты сидели и лежали около сорока ребятишек, предоставленных самим себе. Многие дети отличались ужасающей худобой, годовалые и полуторагодовалые малыши были так слабы, что не в силах были подымать голову – оказалось, что весь  дневной рацион этих крох состоял из чашки кофе и сухаря. Депутаты не поверили тому, что рассказала заведующая яслями, но её слова подтвердил помощник управляющего фабрики, объясняя такое положение тем, что хозяева имеют небольшую прибыль и не могут выделять на ясли дополнительную еду. Надо ли говорить, что советские женщины-депутаты уезжали с этой фабрики в слезах. Но их на прощание «успокоил» управляющий этой фабрикой. Он заметил, что русские леди плачут зря, так как подобные «ясли» с кофе и сухарями – это огромное достижение в социальном вопросе, что эта рабочая преференция существует лишь на нескольких фабриках и только благодаря «невероятной милости и щедрости хозяев».

Но ещё более ужасными оказались условия содержания детей-сирот. Один из «домов сирот» в небольшом городе Джалесваре был расположен в старом деревянном бараке. Там дети спали вповалку, по трое-четверо на старых двухэтажных нарах, оставшихся от казармы британских колониальных войск. Стольким же приходилось спать под нарами, на земляном полу. Единственная одежда детей – старые рогожные мешки, в которых детвора ходила зимой и летом, в зной и в дождь. В приюте жило 180 человек. На их содержание местный бюджет выделял средства, которых едва хватило бы на то, чтобы досыта накормить пятерых.

Примерно так же жили, точнее, медленно умирали, дети в Африке. Старые и современные мальтузианцы в один голос вопят о том, что хронический африканский голод и повальная нищета есть следствия большой площади пустынь и полупустынь. Но империалисты зря прикрываются географией: во-первых, площадь Сахары всего 1/6 территории континента, а во-вторых, по соседству с Сахарой лежат страны, щедро одарённые всем необходимым для счастливой и зажиточной жизни всего народа.

Например, на северо-западе Африки лежит Марокко – прекрасная вечнозелёная страна. Её земли почти сплошь засеяны зерновыми и бобовыми культурами. Хорошо растут пшеница, кукуруза, ячмень, овощи, фрукты. По многим культурам собирают 2 урожая в год. Плодов земли хватало с избытком на всё население страны. Но французские империалисты и слившаяся с ними крупная местная буржуазия вывозили за границу до 80% урожаев, а дети коренного населения страны умирали с голоду. К началу 1953 года детская смертность в Марокко превысила все людоедские границы: из каждой тысячи рождённых умирало семьсот, не дожив до 5 лет. Улицы Рабата и Марракеша, крупнейших городов страны, были заполнены полуголыми, грязными, покрытыми язвами и лишаями детьми. Вместо школы – попрошайничество. Дети жили в домах, лишённых воздуха, воды, канализации и света, в одной комнате здоровые и тяжело больные. Те, кто заболел, уже не поднимались на ноги: для этих детей не существовало ни больниц, ни врачей, ни лекарств. Там зверствовала оспа, которую уже давно победили в Европе, не говоря про СССР.

Капиталисты в погоне за прибылью использовали и всё шире используют детский труд. Отказывая в работе миллионам взрослых, они брали на работу детей. Часто бывало так, что ребёнок становился единственным кормильцем в безработной семье. Примеров тому в одной только истории США 20 века – на две книги «Война и мир». Капиталистам выгодно эксплуатировать ребёнка, которому можно платить намного меньше, чем взрослому. Ребёнок  неспособен ещё бастовать и отстаивать свои права. Часто бывало и так, что детям за тяжкий труд капиталист не платил вообще ничего, ограничиваясь крохотной добавкой к зарплате родителя, работающего на том же предприятии.

Описывая мрачную картину эксплуатации детей в Англии, Маркс[10] и Энгельс[11] писали, что

«…в два, три, четыре часа утра девяти-десятилетних детей отрывают от сна в их грязных кроватях и принуждают за одно только содержание работать до 10, 11 или 12 часов вечера. Их спины горбятся, черты их лица тупеют, и весь вид их ужасен».

Классики описывали положение детей, которое было в Англии в 60-80 годах 19 века, в период расцвета капитализма. Но и в 50-х и в 60-х годах 20 века в портовых городах Британии можно было видеть, как толпы детей бегут к пристаням для разгрузки прибывающих судов[12]. Капиталистам-судовладельцам это очень выгодно: заработная плата детей-грузчиков в 4-5 раз ниже заработка взрослых грузчиков, а кроме того, детский труд позволял капиталисту отказаться от покупки машин, услуг крана и механических погрузчиков.

Французская либерально-демократическая газета «Авангард»[13] в номере от 23 апреля 1950 года рассказывала о том, как в Конго, Танзании, Замбии и Бурунди, африканских колониях Англии и Франции, проходила охота на детей. Вооружённые полицейские с собаками устраивали ночные облавы на детей и подростков из местного населения. Ни в чём не повинных малышей заковывали в тонкие «облегчённые» цепи и собирали в специальные детские концлагеря. Утром их гнали на работы, которые продолжались по 10-12 часов ежедневно с получасовым перерывом на обед, состоявший обычно из горсти риса и воды. За малейшую провинность охранники избивали детей, но не сажали в тюрьму, как взрослых. По этому поводу английский губернатор провинции Танганьика некий Лэм цинично заявлял, что «…африканцам в тюрьме жилось бы лучше, чем дома».

Вернёмся в Индию. Закон от 1940 года запрещал использовать труд детей на производстве. Но этот запрет колониальной и местной буржуазии был, что называется, до лампочки. Сплошь и рядом в индийских городах и посёлках четырёхлетние малыши занимались очисткой канализации – потому что только их маленькие тела могли пролезть в узкие отверстия зловонных сточных труб. Шестилетние мальчики работали на кожевенных фабриках. Босыми ногами они разминали шкуры, мокнущие в едких химических растворах, разъедающих нежную кожу маленьких людей. За свой каторжный труд дети получали 3-4 анна в день[14], дающие возможность купить одну тарелку бобового супа.

Не лучше обстояли дела в Иране. Мало кто знает, что знаменитые персидские ковры часто стоили жизни маленьким, вечно голодным мастерицам, с пятилетнего возраста работающим по 10 часов в сутки. Дети-батраки трудились на рисовых плантациях иранских помещиков, по колено в воде. Они почти поголовно болели жёлтой лихорадкой, но для батраков любого возраста не существовало ни врачей, ни лекарств.

Китай. В 1947 году корреспондент «Санди таймс» Кэллог посетил в гоминдановском Шанхае завод по изготовлению резиновых изделий[15].

«Мне показалось тогда, — писал он позднее, — что я попал как будто в школу – так много там работало детей. Характерно, что все машины на этом заводе были специально сделаны под рост детей на нескольких американских заводах, в частности, на заводах «Дженерал Электрик».

Британского гражданина, по его словам, удивил и возмутил не только факт беспощадной эксплуатации китайских детей «…в страшных условиях цехов», но и то обстоятельство, что христолюбивые протестанты и квакеры – хозяева «Джи-Эй» ничуть не смутились, принимая заказ на изуверские орудия детского труда от гоминдановского правительства. А что им смущаться? Бизнес есть бизнес, деньги не пахнут, и кто же откажется от солидного заказа, а, стало быть, и от прибыли, даже если этот заказ предполагает тысячи детских смертей от своего использования.

Но по поводу эксплуатации детей в Китае Кэллог возмущался несколько лицемерно. Ему ли было не знать, что в тех же США на тот момент не было закона, хотя бы формально запрещающего труд детей. У эксплуатации детского труда было солидное лобби в конгрессе[16], а кроме того, документы так называемой «Комиссии по антиамериканской деятельности»[17] свидетельствуют, что реальная политика правительств Трумэна и Эйзенхауэра в этом вопросе была общей и однозначной:

«…трудовое воспитание и участие детей в производстве  есть необходимый элемент воспитания настоящих американских граждан».

По крайней мере, в период «охоты на ведьм», с 1946 по 1957 гг., хозяева многих американских предприятий в открытую обращались в департаменты образования городов, графств, округов или штатов, а также напрямую к администрации школ с просьбами прислать им работников. И школьники 4–10 классов оказывались на заводах Детройта и Чикаго («Дженерал Моторс», «Дженерал Электрик», «Форд», «Америкэн стейн стил»), в шахтах Пенсильвании («Пенсильвания коул») и Огайо (АКФ), на фабриках Теннеси (текстильные предприятия «Джорданс», табачные «Филипп Моррис»), на хлопковых плантациях Техаса (СЕТ), на химических заводах «Монсанто», на верфях Гротона («Электрик Боут») и т.д.

Но особо отметились в беспощадной эксплуатации детского труда фирмы, занятые сельхозпроизводством. Известно, что на полях в штатах Айова, Арканзас, Техас, принадлежавших пищевой монополии «Крафт», местные школьники работали 3-4 месяца в году, в основном, во время каникул (это вместо того, чтобы оздоравливаться и полноценно отдыхать). А вот дети из нищих рабочих семей и из семей безработных наоборот, в школы ходили 2-3 месяца в году, а всё остальное время были вынуждены трудиться в поле в качестве батраков. Но как только этим батракам исполнялось 16 лет, и они получали право на зарплату взрослого рабочего, «Крафт» тут же их рассчитывал, а на их место брал детей в возрасте от 8 до 11 лет.

На острове Сицилия, неподалёку от города Рагуза были шахты, в которых добывали руду, богатую солями серы. По данным итальянского профсоюза «Сonfederazione Generale Italiana del Lavoro»[18] в 1955 году 20% рабочих этих шахт составляли дети окрестных бедняков в возрасте от 12 до 16 лет. Условия труда на шахтах предполагали, что дети должны были в кромешной тьме таскать наверх корзины с рудой, а это 2-3 тысячи ступенек вверх и столько же вниз. К 16 годам они зарабатывали себе, кроме скудного пропитания, искривлённый позвоночник, плоскостопие, общее отравление организма и туберкулёз.

На другом итальянском острове, Сардинии, детвора трудилась на обогатительных фабриках, перерабатывавших руду, содержавшую свинец. По 8-10 часов дети находились по колено в стоячей холодной воде огромных ванн, в которых промывали минералы. В результате редкий ребёнок выдерживал более 2 лет такого труда, так как из-за ревматизма и отравления свинцом умирало и превращалось в инвалидов около 70% маленьких каторжников.

продажа детей объявлениеНо капиталистов не удовлетворяло даже то, что они могут жестоко и безнаказанно эксплуатировать детский наемный труд. Буржуазия стремилась и стремится заполучить миллионы маленьких безвольных и послушных рабов в частную собственность. Газета «New-York Journal and American» № 57 за 1952 год опубликовала заметку «Children for sale» («Продаются дети») с фотографией, на которой показан кусок шумной улицы, убогое крыльцо, на котором сидят четверо малышей, и женщина, закрывшая руками лицо. Над детьми висит кусок фанеры с надписью: «Продаются 4 ребёнка, за подробностями обращаться сюда». Так безработные Рей и Люсил Шалиф, отчаявшись найти работу и истратив на еду все скудные накопления, решились на последнее средство спасения малышей от голодной смерти – на продажу своих детей. Мало кто знает, что в развитой и демократической Америке до 1962 года существовали целые агентства, скупавшие детей у нищих родителей, вроде супругов Шалиф, и перепродававшие свой «товар» по назначению: девочек, чаще всего, в подпольные притоны «коза-ностры», мальчиков – на заводы и фабрики крупнейших американских монополий. Эти агентства были запрещены именным указом президента Кеннеди[19], но после его убийства в ноябре 1963 года, они опять заработали и продолжали позорную торговлю «живым товаром» примерно до 1968 года – предположительно под крылышком ФБР[20]. (Таких агентств полно и в сегодняшней буржуазной России. Только продают они наших детей все больше иностранцам. Для каких именно целей, понятно из информации, данной выше автором настоящей статьи. Когда этот выгодный «бизнес» действующая власть попыталась хотя бы формально ограничить (пресловутый «Закон Димы Яковлева»), помните, какой поднялся вой? Громче всех выла либеральная оппозиция, хорошо показывая свою классовую физиономию. — прим. РП)

В 1958 году кореспондент левой французской газеты L’Humanité («Юманите») Мадлен Риффо побывала на одной из ткацких фабрик Туниса[21]. В своей статье «Маленькие рабы Туниса» она писала:

«В 20 веке я увидела рабынь – это были девочки 6-8 лет. Они с утра сидят в душной, пыльной комнате перед корзиной и перебирают своими тонкими детскими пальчиками шёлковые коконы, глотая пыль, отдавая себя страшной болезни – чахотке… Из 500 девочек этой фабрики ни одна не умеет ни читать, ни писать. В обеденный перерыв, когда не было поблизости надсмотрщиц, они играли в самодельные тряпичные куклы…».

За недостатком времени на дальнейшие исследования мы прервём список «производственных» преступлений капитала против детей. Но общая картина, почти полностью снятая с буржуазных источников 40-50 годов 20 века, показывает, что сплошь и рядом в капиталистических странах дети, которые должны были сидеть за школьной партой, учиться, играть, развиваться, сгибали спины на хлопковых, чайных и прочих плантациях, травились в шахтах и рудниках, надрывались и умирали от голодного истощения, непосильной работы и болезней.

Казалось бы, это варварство в прошлом, оно ушло и забыто. Ведь сейчас есть совершенная и высокопроизводительная техника, которая может дать такую производительность труда, о которой 70 лет назад и мечтать не могли. Однако нет. Капитализм существует, он ни в чем не изменился — его объективные экономические законы все те же. И он также активно использует рабский труд детей. США, Англия, Индия, Китай, Латинская Америка, Африка… Нет ни одной страны в капиталистическом мире, где бы дети не эксплуатировались самым жестоким образом!

Причина всё та же – детский труд позволяет капиталистам сократить до мизера затраты на рабочую силу, позволяет получать предельно возможные прибыли от замены эксплуатации взрослых рабочих – на беспощадную эксплуатацию их детей. Дети очень удобны в качестве рабов: буржуазии и её государству требуется намного меньше сил и средств на удержание детей и подростков в рабстве, так как наши дети ещё не способны к классовой борьбе, они не могут организоваться и постоять за себя.

А наши взрослые рабочие и работницы всего этого понять не хотят и думают, что все разговоры о детском труде – это дело минувшее, что это большевистские страшилки, или что это зло конкретно их детей не коснётся. Коснётся и уже касается! И защитить пролетарских детей от людоедов и их государства некому, кроме самого рабочего класса. А он пока что дремлет.

Преступления против сознания детей

Империалисты всех стран стремились и стремятся отнять у народов образование и культуру, так как невежественными людьми намного легче управлять, легче держать их на положении послушных и глупых рабов, необходимых капиталистическому производству. Такое положение существовало и существует во всём мире капитала.

Не были исключением и «передовые и просвещённые» США. Так, в своём отчёте президенту Трумэну за 1950 год министр юстиции США Д. Кларк писал:

«…У нас насчитывается 6 миллионов детей, не посещающих школы, и 3 миллиона никогда не учившихся взрослых»[22].

Но американская олигархия, выжавшая из рабочих за один только 1948 год более 20 миллиардов прибыли[23], усиленно строила церкви. Так, в течение 1949 года их было построено около 2 тысяч, то есть, где-то по 5 церквей в день. В то же время по бюджетному плану минфина США на 1950 год предусматривалось, что 66% (около 130 миллиардов долларов)[24] всех средств пойдёт на «оборону», иначе говоря, на подготовку империалистической войны. А на народное просвещение этим же бюджетом отводилось 0,8 % расходной части (2,1 миллиарда). Ясно, что при таких расходах на образование денег не хватало не только на расширение сети и качества школ и дошкольных заведений, но и на зарплату учителям, ремонт ветхих зданий и на закупку учебников.

Во Франции – до 1968 года и в Великобритании – до 1960 года обязательное среднее образование существовало лишь на бумаге. Любителям генерала Де Голля надо сказать, что этот фашист на посту президента Франции немало сделал для того, чтобы средняя школа давала юным французам минимум знаний, а высшая была бы доступна всего нескольким процентам общества – детям буржуазии и старших государственных чиновников. Французские правительства Кёя и Бидо вели империалистическую войну во Вьетнаме, которая обходилась примерно в 100 миллионов старых франков в день (в ценах 1951 года). В то же время Департамент народного образования получал от казны всего лишь 657 миллионов франков в год (1,8 миллиона в день), чего едва хватало на зарплату административно-учительскому корпусу и оплату коммунальных платежей. По причине острейшей нехватки средств на школу в 1953,1954 и 1955 годах во многих департаментах Франции не производился набор в первые классы. Но за эти же годы на войну в Индокитае было потрачена астрономическая сумма, равная 10,95*1010 старых дореформенных франков.

Как всегда, на разбойничью войну у буржуазного государства деньги есть, а на образование и здравоохранение их нет.

Что касалось Британии, то и лейбористы, и тори объясняли недостаток школьных зданий, учителей, учебников и денег одинаково – и в 1946 году, и спустя 10 лет они всё сваливали на войну: дескать, гитлеровская авиация очень сильно разрушила инфраструктуру острова. Но вермахт не вторгался на остров. Общие разрушения всех британских городов от авиации и ракет были сравнительно невелики и по общему объёму восстановительных работ были сопоставимы с восстановлением двух наших Днепрогэсов. Но Днепрогэс был полностью восстановлен и включён в ЕВС к 1950 году, а лживые английские министры и лорды и в 1956 году сваливали огромный бюджетный дефицит, сокращение на 40% всех социальных расходов – догадайтесь, на кого? На люфтваффе Геринга и подводные лодки Дёница[25]!

На самом деле в эти годы около 50% государственного бюджета Британии уходило на военные заказы (из них примерно половина – концернам США, «Нэшэнэл Дайнемикс», «Беллу» и др.) и на устройство военных баз. Где уж тут накормить, одеть-обуть простой народ!

В период с 1947 по 1956 годы в среднем из каждой тысячи английских ребят 800 были вынуждены бросать учёбу ещё до 14 лет и идти работать. Объективно выходило так, что, будучи отрезаны капитализмом от образования и специальной подготовки, миллионы парней и девушек не могли стать ни инженерами, ни врачами, ни архитекторами – им было суждено на всю жизнь остаться чернорабочими, живыми манекенами, ходячими рекламами, проститутками, преступниками.

В 1951 году корреспондентам газеты «Труд» Зябликову и Лившицу разрешили посетить одну из начальных школ в пригороде Лондона, районе Ричмонд-апон-Темс. Школа помещалась в рабочем квартале, в неприглядном, полуразвалившемся здании старых казарм. Директор школы с горечью сообщил корреспондентам, что большая часть его учеников не смогла продолжить своё образование в старших классах – комиссия по школьному надзору округа Ричмонд провалила подростков на промежуточном экзамене. Ответ на вопрос, для чего это было сделано, наши корреспонденты получили вскоре, но не в комиссии по надзору, а на одном из близлежащих металлообрабатывающих заводов. В цеху у токарных станков работал подросток, а рядом с ним – взрослый рабочий. Как выяснилось из разговора, они делали одинаковую работу, но подросток получал зарплату вдвое меньше взрослого. «Почему так?» — спросили корреспонденты. «Потому что я ученик», — ответил подросток. «Сколько же месяцев ты работаешь учеником?»«Не  месяцев, а лет, — поправил он: — три года». Взрослый рабочий от разговора уклонился, но заметил, что опасается скорого увольнения из-за конкуренции с подростками: хозяевам завода очень выгодно заменять взрослых детьми и подростками на всех возможных участках работы[26].

Вернёмся в буржуазную школу. Чему она учила в 50-е годы? В значительной части школ США и Британии основные естественнонаучные предметы (физика, химия, биология, география) не являлись обязательными для изучения (в современной России дело идёт к тому же: пока что эти предметы учащийся выбирает для экзамена по своему желанию, но тенденция к полному уничтожению естественнонаучного блока вполне ясна). По данным министерства образования США в 1955 году занятия по физике и химии посещало лишь 12% учащихся. Французский журнал «Routier» № 2 за 1950 год в своей редакционной статье прямо выразил суть образовательной политики реакционной буржуазии:

«…для школьников гораздо менее необходимо знать, что вода состоит из водорода и кислорода, чем уметь петь священные псалмы».

Лучше и откровеннее не скажешь: вместо научных знаний о реальном мире буржуазия навязывает детям густопсовую поповщину и мистицизм.

Уже известные нам корреспонденты «Труда», посетившие одну из лондонских школ, спросили у мальчиков из старших классов, что они знают о Менделееве. Юноши недоумённо переглянулись: они ничего не знали о знаменитом химике. О Льве Толстом, Гёте, Гейне, Шиллере и других крупнейших поэтах и писателях они тоже ничего не слышали. Только один паренёк поинтересовался, как поживает господин Пушкин.

Гитлер некогда утверждал, что «…образование только портит молодёжь»[27]. Он требовал, чтобы молодёжь обладала «…силой молодых хищников и крепкими кулаками», чтобы юношей «…не останавливали принципы, когда надо убить кого-нибудь. И если они и украдут при случае часы или драгоценности – плевать на это». Такими и воспитывала детей нацистская школа.

Таких же фашистов желает воспитать из пролетарских детей современный империализм. Все средства идеологического воздействия: СМИ, школа, церковь, реакционные детские организации — «младшие группы» политических партий буржуазии, — всё это направлено на то, чтобы морально искалечить наших детей, воспитать из них орды молодых бандитов, людей без совести и чести, привыкших беспрекословно выполнять все приказы своих хозяев, готовых за деньги на всё. Не только производственные послушные рабы, ограниченные и тёмные, нужны буржуазии, но и послушные палачи и наёмники, которые должны непосредственно душить и подавлять рабов промышленных и рабов других национальностей.

С 1946 года в школах США открыто призывали к новой войне. На уроках географии и истории давались самые хвалебные описания колониальных войн, а на обязательных уроках военной подготовки шла обработка детского и подросткового сознания почти по той же программе, по которой проводились политзанятия с «джи-ай», т.е. с солдатами американской регулярной армии. Учебники и учителя буржуазной школы затемняли  и усыпляли классовое сознание детей трудящихся. Детям внушалось, что американцы и англичане должны покорить весь мир и властвовать над ним, ибо они являются высшей, руководящей расой. Американские империалисты объявляли врагами США и неполноценными народами те страны и нации, на которые собирались броситься в своей разбойничьей войне. Сегодня ту же истерию раздувает буржуазия РФ и Украины: украинских трудящихся натравливают на российский пролетариат, а в России то и дело звучат огульные обвинения украинского народа в русофобии. Одна часть единого рабочего класса стравливается с другой и уже бросается в империалистическую войну.

В 1951 году во Франции вышел новый учебник по новейшей истории для 8 класса школы[28]. Этот учебник рекомендовал школьникам на вопрос: «За что вы любите Францию?» — отвечать так: «За то, что она простирается по многим континентам, как колониальная империя», то есть, за то, что французская фашиствующая олигархия сумела захватить земли и богатства других народов и силой оружия удерживает их  в своих руках.

А вот учебники, составленные правительствами метрополий для колониальных школ, были прямо оскорбительны для порабощённых народов. Негров, китайцев, индусов в них изображали тупыми бандитами, ворами, лентяями и преступниками, а американцев, англичан, французов, голландцев – героями, стараясь убедить детей в истинности отвратительной фашистской расовой теории о том, что существуют «высшие» и «низшие» расы, расы господ и расы прирождённых рабов.

Поскольку в буржуазной школе естественные науки неуклонно вытесняются проповедью фашизма и богословием, постольку постепенно вводятся в процесс обучения телесные наказания. Детей начинают бить за грамматическую ошибку или за неверно решённый пример. Во многих развитых буржуазных государствах телесные наказания в школах существовали до конца 70-х годов 20 века.

Официальным родоначальником школьной палочной системы считается прусский педагог Гербарт, живший 270 лет назад. Фигура весьма колоритная и почитаемая буржуазной философией и социологией. Всю свою «педагогическую» карьеру он с немецкой педантичностью вёл учёт наказаниям. К выходу на пенсию в своих записках этот «великий педагог» насчитал 911527 ударов линейкой, 124010 ударов розгой, 115300 щелчков, 136715 шлепков по детским рукам, 10235 пощёчин, 7925 ударов в ухо, 227633 затрещины библией, молитвенником и учебниками. Его дело очень хорошо прижилось в США, Британии и Франции. Примерно с середины 18 века в школах этих государств непрерывно раздавался свист плётки.

На британской конференции учителей и научных работников в 1952 году директор средней школы из г. Вишоу некий Паркер прямо агитировал своих коллег за розги и «воспитательные» линейки:

«Каждый, кто имел дело с лошадьми, щенятами и маленькими мальчиками знает, что своевременная порка не только не вредит, но и приносит много пользы».

Надо полагать, что скоро теория Гербарта-Паркера будет протаскиваться через общественное мнение и в России — с главным прицелом на то, чтобы узаконить и легализовать избиения и пытки в трудовых лагерях (работных домах) для малолетних и усовершенствовать базис для неограниченного физического насилия против всех возрастов трудящихся.

Во всех буржуазных школах существовали и существуют детские религиозные организации типа «воскресных христианских школ» и т.п. В этих «воскресных школах» попы буквально калечат и разрывают сознание детей: часто в той или иной форме они оспаривают и отрицают тот учебный материал, который излагался накануне на уроках физики, химии, биологии, географии. Иногда длинногривая сволочь прямо не отрицает тот или иной физический закон, но возводит его возникновение и действе к богу. Была и уже есть масса случаев, когда на уроках дети спорят с педагогом – естественником и не хотят признать то или иное материалистическое объяснение факта или явления на том основании, что «нам батюшка давеча говорил, что это совсем не так».

В школе заводилось и заводится по нескольку детских организаций полуфашистского типа: клубы юных ополченцев, полицейских, сыщиков. Например, сегодня под вывеской советской игры «Зарница» буржуазия организует детские военизированные корпуса, идеология которых представляет из себя политически однородную смесь из фашистских уставов «Гитлерюгенда» и положений американских организаций бойскаутов.

В 1960 году в США было издано более 2 миллионов дешёвых детских книг, рассчитанных на детей трудящихся. Эти книжки с большим количеством картинок рассказывают об убийствах, кражах, ограблениях, поджогах, приключениях военных наёмников и т.п. По сути своей эта «литература» являлась учебниками по бандитизму[29]. Не случайно в отчётах министерства юстиции США постоянно отмечался рост детской и подростковой преступности: в период с 1955 по 1960 гг. детьми совершалось в среднем 50–55% всех преступлений[30]. При этом многие буржуазные социологи и философы видели причины преступности не в уродливом общественном строе, не в условиях капиталистической среды и воспитания. Раз за разом они возвращались к давно отвергнутой наукой теории «прирождённой преступности». Задатки преступности, говорили они, обнаруживаются ещё в раннем детстве, и доказательством тому служит, мол, пресловутые гены или то, что игры будущих преступников отличаются от игр «нормальных» детей.

Между тем, дети отображают в своих играх то, что видят и слышат. Если они видят только гангстерские фильмы, кровь и насилие, то нечего ждать, что из детей вырастут настоящие гуманисты и высокоразвитые личности. Если, например, в 50-х годах Ку-клукс-клан вполне легально вербовал своих членов среди 5-6 летних белых американских детей, прививал им нацистскую идеологию и теорию «неограниченного насилия», то можно ли было надеяться, что в играх этих ребятишек не будет имитаций суда Линча, драк и издевательств над чернокожими сверстниками?

2. Охрана труда и техногенные катастрофы

Рабочая сила при капитализме – всего лишь товар, причём такой товар, цена на который постоянно снижается. Находясь под постоянным прессом безработицы, трудящиеся подвергаются бесчеловечной эксплуатации, их реальная заработная плата ползёт (или стремительно прыгает) вниз, а условия труда становятся всё тяжелее и опаснее для здоровья. Охрана труда, техника безопасности, государственная система предотвращения и ликвидации бедствий и катастроф – все эти привычные для советского рабочего понятия и их материальное наполнение либо полностью отсутствуют в капиталистическом обиходе, либо исчезают и профанируются до пустой бумажки.

Хозяевам предприятий мало дела до судьбы рабочих, до их жизни и здоровья. «Закон» капитализма о человеческой составляющей производительных сил гласит: на место погибших и искалеченных рабочих придут другие – резервная армия безработных велика.

В 1952 году на шахте в Уэст-Франкфорте (штат Иллинойс) произошёл большой подземный взрыв метана. Взрыв и пожар убили и похоронили заживо 135 рабочих. До этого, в 1947 году, в том же угольном районе на шахте «Сентралиа» произошла аналогичная катастрофа, погубившая 111 человек.

Казалось бы, можно было бы сделать выводы и принять меры для дегазации всех работающих шахт. Но нет. На это денег у владельцев шахт не находилось. По факту массовой гибели рабочих на «Сентралии» суд округа Сангамон оштрафовал хозяев угледобывающей компании Western Coal & Mining Company, миллиардера Банна и его компаньонов-мультимиллионеров, аж на 1000 долларов! Таким образом, жизнь каждого погибшего шахтёра буржуазное государство оценило в 10 долларов. После такого наказания Банну и его подельникам оставалось только утереть руки от крови и продолжать свои злодеяния.

Примерно та же ситуация царила на шахтах Донбасса после 1991 года. Особенно выделялись глубокие и газоопасные шахты «им. Засядько» и «им. Скочинского». Там, правда, после массовых убийств рабочих хозяева откупались от их семейств, государство назначало пенсии, давало кое-какие льготы детям и т.п. Но сути дела это не меняло — люди продолжали гибнуть. В период с 1994 по 2012 год на обеих этих шахтах от выбросов, пожаров и взрывов погибло около 400 человек, больше 1000 стали инвалидами. Но Звягильскому, Белому и другим угольным баронам было намного выгоднее периодически платить штрафы и пособия, нежели наладить на своих опасных предприятиях охрану труда и борьбу с выбросами и взрывами. Поэтому уэст-франкфортская, и сентальская, и засядьковская трагедии – не случайность, а закономерный результат всей системы организации труда, основанной на неумолимых законах капиталистического производства. Из закона прибавочной стоимости и его развития – закона максимальной прибыли — прямо следует, что затраты на технику безопасности и охрану труда есть самые нерентабельные затраты для капиталиста, так как они не приносят ему барышей, больше того, эти вложения для капитала прямо убыточны.

По сообщению американского журнала «Engineering»[31], около 200 угольных шахт США официально признаны взрывоопасными, а 18 – вообще внекатегорийными по газу. Это значит, что их владельцы обязаны по закону постоянно проводить комплексные мероприятия по борьбе с выбросами и взрывами метана. Это требует больших сил и средств, но иного способа сберечь подземных рабочих от смерти нет. Но тот же журнал признавал, что никакие серьёзные меры по охране труда горняков не принимаются.

Пользуясь полной безнаказанностью, капиталисты постоянно усиливают эксплуатацию труда, стремясь выжать из каждого рабочего максимум прибавочной стоимости, а вместе с нею – и максимум его человеческих сил. Измученные, изнурённые, доведённые до изнеможения непосильным трудом, рабочие массами гибли от аварий, катастроф и несчастных случаев. «Бюллетень горного департамента»[32] США за 1956 год сообщал, что за 13 лет (с 1930 по 1943 гг.) на всех угольных шахтах Америки было убито, ранено или искалечено 250 тысяч человек. Разумеется, 250 тысяч жертв – это официальные данные правительства, на самом деле погибших и искалеченных рабочих было намного больше. По закону США 1959 года о пенсионном обеспечении[33] пенсии шахтёров, пострадавших на подземных работах, должны составлять не менее 70 % среднего заработка. На самом деле такие пенсии едва дошли до 50 % заработка – и то только после ряда шахтёрских забастовок в 1971–1975 гг.

В истории преступлений американских шахтовладельцев особое место занимает 1951 год. За 10 месяцев этого года на угольных шахтах США было убито, ранено и искалечено 26 тысяч рабочих. Основные причины, можно сказать, привычные и постоянные: взрывы и выбросы метана, пожары, обрушение кровли, разрушение оборудования, электротравмы. Многочисленные комиссии Горного департамента написали горы отчётов, в которых было ясно указано, что взрывов и пожаров можно было бы избежать с помощью хорошо известных мероприятий по предварительной дегазации забоев. Гибель и травмы шахтёров, связанные с оборудованием и техникой, были вызваны предельным и запредельным износом машин. До 30 % жертв было связано с тем, что вместо машин в опасных местах широко использовался ручной труд и слабые деревянные подпорки кровли.

Отчёты Горного департамента США вполне можно было использовать в расследованиях катастроф на донецких шахтах в 1992-2013 годы, только лишь изменив язык и некоторые конкретные детали. Причины гибели людей остались те же. Это неудивительно. Что в Пенсильвании в 50-е, что в Донбассе в 2000-е хозяева шахт требовали от шахтёров только одного: «давай-давай уголь! А иначе – на улицу». Гонка за углём (за хозяйской прибылью) шла почти при полном фактическом игнорировании системы охраны труда и техники безопасности. На бумаге меры безопасности выполнялись, горные инспекции писали предписания и замечания. Но кто кем командует – капитал своим государством, или наоборот? Оказалось, что наоборот. Машины не обновлялись, датчики газа устанавливались на низкую чувствительность, за необходимые остановки добычи для сотрясения, дегазации, ремонта и обустройства лавы рабочих лишали премий, иногда увольняли. Многие понимали, что при таком «давай-давай» может рвануть в любой момент: природа не любит антинаучного хищнического подхода к себе и мстит жестоко. В сентябре 1998 года на шахте им. Засядько взрывом и пожаром убило 68 человек – это был прямой результат хозяйской политики выжимания прибыли любой ценой, сворачивания мер по безопасности, экономии на оборудовании и экономического террора против тех рабочих, кто возмущался смертельными условиями труда.

В 1951 году в английском городке Ардир произошёл мощный взрыв в упаковочном цехе завода взрывчатых веществ. Было убито четыре работницы — все, кто там находился. Журнал «Chemical Trade Journal» № 8, 1951 г., сообщая об этой катастрофе, вскользь говорит о «несоблюдении работницами правил техники безопасности» как о главной и единственной причине взрыва. Но он ни слова не говорит о том, что не может быть никакой техники безопасности и охраны труда там, где от рабочих требуют только одного – работать, как можно быстрее и больше, не обращая внимания более ни на что. Поскорее, поскорее сдать заказ, не глядя особо ни на качество продукта, ни на условия труда, и кинуться за новым заказом, сбивая конкурентов с ног.

Возле Ливерпуля одна строительная фирма ремонтировала дорогу в районе железнодорожного переезда. Хозяева торопили рабочих и заставляли работать посменно, несколько ночей подряд, с экономией на освещение участка работ. В условиях угроз увольнением и спешки переезд был забетонирован в сплошную, без канавок для колёсных реборд. В итоге первый же поезд на этом переезде сходит с рельс. Погибли 18 человек, ранены 40. Бригадир бетонщиков и четверо рабочих, заливавших переезд, арестованы и осуждены. Хозяевам фирмы – по сути, единственным и главным виновникам — штраф в 500 фунтов. Как с гуся вода.

На станции Лидс фирма-подрядчик ремонтировала контейнер, содержавший горючую жидкость. Контейнер взорвался, так как хозяин фирмы приказал рабочим не возиться с полной очисткой его и дегазацией, поскольку фирму ждал ещё один заказ на ремонт. Бригадир и трое рабочих этой фирмы погибли при взрыве. Комиссия установила, что в своей гибели рабочие были «виноваты сами».

А вот события пострашнее. В 1958 году в городе Дипуотер Пойнт, штат Нью-Йорк, на заводе красителей для ускорения химической реакции администрацией было приказано перегреть смесь паранитротолуола с крепкой серной кислотой. В результате бак, в котором происходила реакция, ёмкостью около 2000 литров, взорвался, разрушив цех, убив 58 и искалечив около 100 человек рабочих.

В июне 1949 года на полном ходу «Эдинбургского экспресса» (поезд Лондон – Эдинбург) в одном из вагонов вспыхнул пожар. Пламя быстро перекинулось на другие вагоны. В итоге два вагона выгорели полностью, 6 были повреждены. Сгорело заживо 7 человек, 148 получили тяжёлые ожоги и отравления. Замолчать такой случай правительство «социалиста» Эттли не могло, поэтому была назначена комиссия по расследованию катастрофы. Она выяснила, что пожар начался от «случайно залетевшей искры». Но через случайность часто проявляется необходимость. Может, ничего бы и не произошло, если бы все внутренние стенки вагона не были бы покрыты слоем прозрачного целлюлозного лака, который выглядел очень нарядно, но оказался горючим, как бензин. Из-за испарений огонь по стенкам вагона распространился со скоростью взрыва. Вагоностроительная фирма — филиал компании «Бомбардье», поставлявшая вагоны, заявила на суде, что в лак, согласно требованиям стандарта, должны были вводиться специальные добавки, понижающие его горючесть. Но они не были введены, так как

«…фирма хотела удешевить производство и ускорить сдачу вагонов, после которой она могла рассчитывать на новый большой заказ»[34].

Суд приговорил фирму к восстановлению двух вагонов и штрафу в 1500 фунтов в пользу железнодорожной компании. Семьям погибших и инвалидам ничего, кроме мизерного социального пособия, не дали.

В городе Гулль сильным взрывом был разрушен завод, экстрагирующий масло из бобов какао. Никакой налёт люфтваффе не смог бы вызвать таких жертв и разрушений, как нежелание владельцев завода отказаться от барышей хотя бы на день-два. Техническая причина взрыва была простой и легко устранимой: небольшая неисправность одного из варочных сосудов с мисцеллой – смесью какао-масла с петролейным эфиром. Для ремонта сосуда было необходимо остановить цех и очистить от шлака и мусора всю систему трубопроводов. При этом эфир нужно было предварительно слить в резервные ёмкости и тщательно закрыть все вентили, так как жидкость эта очень летучая и горючая. Но хозяева фирмы, которой принадлежал завод, категорически потребовали продолжать работу и цех ни на минуту не останавливать. И работа продолжилась с неисправным сосудом. Из-за плохой проходимости труб и роста давления сварной шов на баке лопнул, из него хлынула мисцелла и, разлившись по всему цеху, потоком устремилась на заводской двор, где в это время велись сварочные и погрузочные работы. Горячие газы одного из грузовиков воспламенили жидкость, и пламя мгновенно перекинулось в цех, где находились рабочие. В цеху никто ничего не успел предпринять, поэтому один за одним взорвались все четыре сосуда с мисцеллой, каждый ёмкостью по 5600 литров. Получился взрыв, эквивалентный по мощности 3-4 тоннам тротила. Столб огня поднялся на километр. Здания в радиусе 500 метров были повреждены взрывной волной. По официальным данным на заводе было убито 12 рабочих, ранено 32. Об ответственности настоящих виновников этой катастрофы — хозяевах фирмы история умалчивает.

Вернёмся в США. В ноябре 2015 года на фабрике абразивов в штате Миннесота прогремел взрыв газопылевой смеси[35]. Взрыв разрушил шестиэтажное железобетонное здание, убил на месте 11 и ранил свыше 60 человек. Техническая причина взрыва – старая и изношенная система очистки воздуха и пылеудаления. Действительная причина – у хозяев фабрики уже 30 лет «нет денег» на модернизацию этой системы, хотя у фабрики было много заказов и немалая прибыль.

8 убитых, трое «пропавших без вести» — таковы были результаты взрыва на фабрике красителей фирмы «Доу», штат Мичиган. Государственная комиссия штата выяснила, что на этом опасном производстве уже 20 лет, с 1956 года, не проводились мероприятия по охране труда: система газоудаления работала плохо, противогазы были просрочены, средства пожаротушения были ещё довоенного выпуска. Тем не менее, администрация фирмы выступила в местной газете и заявила, что взрыв произошёл вследствие того, что

«…неожиданно ход химической реакции принял неправильное направление».

В гибели рабочих капиталисты обвинили «непослушные молекулы»[36].

Особенностью добывающей промышленности Британии являлось то, что подпочва острова во многих местах была изрезана множеством подземных ходов, штолен и штреков, проложенных в поисках угля и других полезных ископаемых. При этом мощные пласты угля, сланцев и руды уже давно выработаны, и добыча велась в более тонких и близких к поверхности пластах. Это приводило к оседанию земли, которое ломало целые кварталы жилых домов, дороги, рвало кабельные и трубопроводные линии в рабочих посёлках и небольших промышленных городах. Просадки грунта прямо угрожали жизни тысяч простых людей, однако, хозяева шахт мало считались с нарастающей угрозой катастроф и продолжали хищническую разработку поверхностных пластов. На многочисленные протесты жителей правительство плевать хотело. Оно поощряло произвол капиталистов.

Например,  небольшой шахтёрский город Уомбуэлл с 20 тысячами жителей более 20 лет находился в прямом смысле в подвешенном состоянии. Шахтные выработки, пролегающие близко к поверхности, приводили к тому, что многие дома целые кварталы были признаны опасными для жизни. Несмотря на многочисленные предписания Горного департамента владельцы шахт категорически отказывались закладывать выработанные пространства камнем, так как это означало для них дополнительные расходы. Когда к руководству одной из шахт обратился мэр города и заявил, что опасность провалиться под землю угрожает всему городу, предприниматели пообещали «рассмотреть вопрос». Вопрос «рассматривался» с 1952 по 1960 год. За это время более 350 рабочих семей остались без крова. Их расселили в фанерные домики, приобретённые на пожертвования, а угольные капиталисты строить новое жильё отказались наотрез, несмотря на решение городского суда, который этот отказ благополучно «съел» и утерся.

В 1978 году возле Уэльского угольного карьера стали сползать в яму близлежащие рабочие посёлки. В карьер были направлены несколько государственных комиссий, которые единодушно пришли к выводу о том, что продолжение угольной разработки грозит рабочим посёлкам полной гибелью. Но правительство только погрозило пальчиком владельцам угольной компании «UC Coal Plc», и работы были продолжены. В 1979 году, уже при фашистке Тэтчер, возле Уэльского карьера произошёл сдвиг и просадка грунта на территории около 3 гектаров. Жителей одного из посёлков пришлось эвакуировать. Более 30 рабочих семей потеряли свои домишки и всё нехитрое имущество. В виде компенсации эти семьи получили от «UC Coal Plc» по 150 фунтов стерлингов, которых не хватало даже на пустой контейнер – «домик Тыковки», в котором можно было бы оборудовать новое жилище.

В буржуазной промышленности катастрофа следует за катастрофой. Но показательно само отношение властей и «национальных элит» к гибели рабочих.

В марте 1951 года на шахте «Easington» близ г. Глазго произошёл взрыв и обвал. В проходках засыпало и замуровало 80 шахтёров. При попытке спасти людей погибло ещё 7 горноспасателей. По факту катастрофы к нации обратился добрейший монарх Георг VI. Он был так «потрясён» случившимся, что выразил своё сердечное сочувствие – но не семьям погибших рабочих, а…  хозяевам шахты, потерпевшим большие убытки![37] (А в России еще кто-то удивляется и возмущается заявлениями Мизулиной и прочих холуев, выражавших сочувствие Президенту РФ, а не родственникам погибших в Кемерово детей. Капиталисты и их челядь вели себя так всегда и везде! — прим. РП)

В сентябре 1950 года на резино-технической фабрике в г. Сити-оф-Престон в баке для растворителя задохнулось 5 человек рабочих[38]. Причина – администрация не разрешила проводить штатную продувку и вентиляцию бака, а приказала провести ускоренную, так как штатная продувка «…замедляла процесс и снижала производительность труда».

На площадке насосной станции в Гемпшире проводилась замена труб. После замены хозяева насосной отказались платить дорожникам за планировку и асфальтирование места работы. В оставшиеся ямы начали падать рабочие вечерней и ночной смен. Один погиб от перелома позвоночника, трое получили переломы. На владельцев насосной рабочие подали в суд, но суд приговаривает фирму к штрафу в 50 фунтов, так как

«…представители фирмы доказали на суде, что рабочие сами виноваты в своих несчастьях»[39].

Действительно, надо было хорошо смотреть себе под ноги и не проваливаться в ямы, специально причиняя себе увечья!

На металлическом заводе в Сассексе предприниматели заставляли рабочих вручную опрокидывать над изложницей ковш с расплавленной медью. Брызги металла постоянно обжигали людей. К механизированной разливке меди и цинка хозяева были вынуждены перейти лишь после того, как одному рабочему обожгло до костей часть туловища, и по этому поводу состоялась трёхдневная забастовка всего завода[40].

Поглощённые выжиманием максимальной прибыли, капиталисты столь же мало озабочены безопасностью  труда на своих предприятиях, сколь и безопасностью потребителей той продукции, которую они выпускают.

В 1954 году в Британии погибло несколько человек, купивших сборные домики из алюминиевого листа. На одной из улиц в пригороде Эдинбурга, состоявшей из десятков таких лачуг, погибли две женщины, обе от поражения электрическим током. Дело в том, что проводка в этих домиках была устроена с полным пренебрежением к правилам электробезопасности. В непрерывном стремлении снизить себестоимость товара, т.е. увеличить прибыль, хозяева фирмы «SBC», производившей домики, отказались от надёжной электрической изоляции токоведущих частей и от использования предохранительных устройств.

Тем же путём шли английские фармацевтические фирмы вроде «Astra Zeneca». Так, по сообщению журнала «Chemist and drugist» («Химик и фармацевт»), № 5, 1955 год, эта фирма выпустила несколько партий баллонов с анестезирующим газом. На баллонах должны были содержаться сведения о его применении, дозах, границах применимости и т.п. Но этих сведений не было. В результате использования этого газа умерло от отравления несколько больных. Последующий разбор показал, что хозяева «Astra Zeneca» «впали в забывчивость» не зря. Газ был «грязным», так как содержал вредные примеси, на удаление которых дельцы не захотели тратить прибыль. Тот же журнал отмечал, что

«…расхваливая чудодейственные свойства своих патентованных препаратов, британские фармацевтические корпорации («SmithCleinHealth», «Astra» и другие) сплошь и рядом забывают упомянуть об их крайне опасных побочных свойствах».

В результате употребления таких лекарств было зарегистрировано много случаев тяжёлого отравления, в особенности детей.

Фармацевтические компании широко рекламировали свои антигистаминные препараты в качестве средства против насморка и гриппа. А длительная практика показала, что эти препараты дают целый ряд неприятных побочных действий: нарушение зрения, помрачение сознания, головокружение и обморок. Всё это часто появлялось у больных даже через два дня после приёма лекарства. Но фабрикантам и врачам такое дело очень выгодно, так как больной снова вынужден был лечиться  — уже от отравления «лекарствами».

Среди преступлений капиталистов против рабочего класса и других трудящихся особое место занимают преднамеренные, сознательные действия во вред людям. Сплошь и рядом бизнесмены фабрикуют недоброкачественную и вредную для организма человека продукцию.

С 1946 по 2000 год корпорацией «Дюпон де Немур» выпускалась жидкость для гидравлических устройств, выделяющая при эксплуатации ядовитые газы – хлор и фосген. Множество рабочих получили отравления.

Поскольку мы рассматриваем события в маршаллизированной послевоенной Британии, и коснулись вопроса о лекарствах и отравлениях, постольку будет правильно указать на преступления английской олигархии, связанные с пищевыми продуктами и бытовыми препаратами.

После войны лет десять в британских магазинах широко торговали маргарином, синтезированным из нефтепродуктов. А натуральные продукты питания для поддержания цен на них на высоком уровне отравлялись, закапывались, сжигались и топились в океане.

До начала 60-х годов в Британии выпускался хлеб ослепительной белизны. Эту белизну хлебу придавала обработка теста трёххлористым азотом: после такой обработки хлеб мог долго не черстветь и имел приятный товарный вид. Употребление такого хлеба вызывало массовые судороги, слепоту и язву желудка.

Вместо сахара и яиц, которые в те годы становились роскошью для трудящихся, филиал знаменитой фирмы «Нестле» использовал для приготовления мороженого и тортов некоторые производные целлюлозы, которые имели сладковатый вкус и нежную консистенцию. Когда это мороженое стало поступать в магазины, резко увеличился поток взрослых и детей, поступавших в больницы с пищевыми отравлениями. О причинах массовых отравлений знало министерство здравоохранения, но британский филиал «Нестле» не наказали и мороженое с тортами из торговли не изъяли: фирма сняла эти товары с производства только потому, что англичане перестали их покупать.

Самое широкое распространение в те годы получила подделка пищевых продуктов. Вместо молока в детские сады, дома и приюты привозили некий раствор, в котором было до 50% воды. Сельским жителям продавали «американский корм для домашней птицы», который состоял из подкрашенных опилок. А в Западной Германии вследствие недостатка пищевых жиров большой популярностью пользовался химический препарат ортотрикрезилфосфат. Это вещество, похожее на подсолнечное масло, использовалось в производстве пластмасс.   Жёны рабочих вынуждены были покупать это «масло» под видом растительного. При употреблении в пищу эта жидкость вызывала у людей психические расстройства и временные параличи конечностей.

А между тем мракобесы от науки старались всячески оправдать весь этот людоедский порядок вещей. Одной из «вершин» человеконенавистнической теории выступила книга английского буржуазного социолога Гордона Р. Тейлора под циничным названием «Рабочий – человек или нет?», вышедшая в 1952 году. В ней подонок, называвший себя учёным, силился доказать, что рабочие лишены способности мыслить и не обладают чувством человеческого достоинства, а потому являются существами, которым угнетение и насилие не только полезны, но и приятны, поскольку

«…они отвечают их собственным затаённым желаниям».

Журнал «Engineering» № 10 за 1950 год в статье об «исследованиях современного производства» дошёл до неприкрытого и наглого вывода о том, что расходы на устройство яслей, поликлиник, столовых для рабочих являются

«паразитическими наростами на прибылях корпораций, выкачивающими деньги из карманов предпринимателей».

Американский экономист Д. Уишоу в своей статье «Правильное применение техники» делает «научное» открытие. Он пишет, что

«…ценность машины падает по мере того, как стареет она сама и тот, кто на ней работает».

Списание машин, по мнению Уишоу, должно сопровождаться увольнением старых, физически изношенных рабочих независимо от того, доработали они до пенсии или нет. Мотивируется такой подход тем, что

«психофизические качества пожилого исполнителя не могут соответствовать требованиям новой техники».

С  мнением Уишоу были вполне согласны в Белом доме. Так, в своём отчёте за 1952 год министерство труда США официально заявило о том, что

«…необходимым условием нормального экономического цикла страны может считаться наличие 5-5,2 миллионов зарегистрированных безработных».

В отчёте указывается и причина, по которой правительству понадобились эти 5 миллионов несчастных:

«чтобы те, кто имеет работу, работали более эффективно».

Так само капиталистическое государство подтвердило правоту Маркса о необходимости для буржуазии огромной резервной армии трудящихся.

3. Торможение развития производительных сил

Два слова нужно сказать о конкретных примерах того, как капитализм задерживал и задерживает развитие и рост производительных сил общества.

В 1950 году в США вышла книга профессора-географа М. Сирса под названием «Пустыня наступает» (англ.: «The desert comes»). Этот профессор пытался доказать, что человек оказывает необратимое катастрофическое влияние на природу. Приводя множество фактов увеличения эрозии почв и исчезновения полезных растений и животных на Западе, учёный холуй монополий вольно передёргивает их и делает вывод: «Долой технику и технический прогресс!». Сирс ни слова не говорит о том, что в распространении эрозии виновата не техника, а тот способ производства, в котором она используется. У Сирса есть последователи в США и некоторых странах Европы. Многие идеи этого профессора были заимствованы всевозможными «экологическими сектами», призывавшими простых людей отказаться от достижений прогресса и уйти «в природу», в дикие леса и тем «спастись от капитализма».  (Таких проповедников и «ученых» немало развелось и в буржуазной России. — прим. РП)

Между тем, по данным Департамента сельского хозяйства США[41] в стране ежегодно теряли средства к существованию и вынужденно покидали свои жилища около 175 тысяч сельских жителей. Причина – хищнический способ ведения хозяйства, разрушающий и истощающий почву, вырубка лесов, отсутствие нормальной травопольной системы и защитных лесополос. В частности, в погоне за прибылью фермеры сажали подсолнечник на одном и том же поле 4-5 раз подряд. На четвёртый год такого «севооборота» плодородный слой почвы был полностью истощён и деструктурирован (кстати, этим же в конце 50-х занимались и хрущёвцы, по крайней мере, в Тельмановском, Волновахском и Великоновоселковском районах Донецкой области).  (Вполне сознательно занимались, по нашему мнению. — прим. РП)

В 1954 году видный американский экономист А. Чисхольм опубликовал большую статью в журнале «Economist»[42]. В ней он выдвигал «свою» теорию о том, что источником всех бед человечества является перенаселение земного шара. Чисхольм грозился: если рождаемость будет расти с такой же скоростью, как и в 1953–1954 гг. (имея в виду СССР, страны народной демократии, Индию и Китай), то через 2000 лет на Земле можно будет только стоять. Отсюда великий экономист делает вывод: нужно свернуть все исследования по повышению урожайности растений, чтобы человечество постоянно испытывало недостаток в еде.

Американскому людоеду, механисту и метафизику вторит британский фашист, банкир и депутат парламента от партии консерваторов сэр Г. Тэйзард. Он также утверждал[43], что на планете очень много людей и что в этом виновата наука, которая позволяет бороться с болезнями и детской смертностью. Тейзард «предсказал», что запасы пищи на Земле будут всё время уменьшаться, а значит, нужно всеми силами бороться с рождаемостью и с медициной.

Так оба подголоска Мальтуса пытались выдать неспособность капитализма обеспечить нормальное существование людей за «объективный и естественный закон». Маркс давно разнёс в клочья этот «закон», показав, что общественное богатство в эпоху капитализма растёт намного быстрее, чем население. А причины «недостатка ресурсов» не в скупости природы, а в том, что большая часть богатства находится в руках ничтожного меньшинства – у класса буржуазии, в том, что именно капитализм вредит человечеству и  тормозит развитие производительных сил общества.

Вот цепочка наглядных тому примеров. 1959 год. Департамент агрокультуры США, который, по логике вещей, призван искать всех путей к повышению урожайности растений, выпустил меморандум[44], в котором, в числе прочего, рассматривался вопрос о массовом применении веществ — «обеспложивателей» (амер.: «Chemical Means for futility of plants») для обработки плодовых деревьев. В 1961 году такие вещества были разработаны и впервые использованы в садах Калифорнии. Яблони, цитрусовые и другие растения опрыскивали этими препаратами в период цветения, отчего были уничтожены цветы и завязи, но сами деревья сохранились.

Для чего всё это было нужно? Ответ нашёлся в лос-анжелесской газете «Sun» № 21 за 1960 год. Некий советник правительства штата по сельскому хозяйству О. Вайтакер писал:

«Значительные урожаи фруктов за последние три-пять лет привели к неоправданно низким оптовым ценам на них. …Наши крупные экспортёры и торговые сети терпят убытки. Из-за низкого индекса цен сократились налоговые поступления в бюджет штата».

Это можно перевести на нормальный язык так: из-за богатого урожая фруктов снизились прибыли местных сельскохозяйственных и торговых воротил. Меньше денег поступило на «забалансовые» счета бюджета, т.е. на те счета, которыми могут орудовать губернатор и высшие чиновники штата. Для того чтобы вновь взвинтить цены на фрукты, калифорнийская буржуазия не ограничилась традиционным уничтожением части урожая, а решила идти дальше – уничтожать саму возможность урожая, в прямом смысле, в зародыше. (Не исключено, что подобными препаратами не раз обрабатывались и сельхозрастения в постсоветской России, чтобы они не могли давать высокие урожаи. — прим. РП)

В ежегоднике Патентного бюро США «US Patents and Inventions» за 1957 год промелькнула небольшая, но очень характерная заметка. Суть её в следующем. Некий изобретатель-химик N получил единовременную премию в 80 тысяч долларов от корпорации «Монсанто». За что? За способ уничтожения зерна с помощью ядовитых красок. Дело в том, что при хороших урожаях зерновых крупным производителям и торговцам выгоднее уничтожать часть зерна, чем снижать цены на хлеб. Но сжигание, закапывание или утопление зерна в море требуют денежных затрат. А «изобретатель» предложил буржуазии очень дешёвый и эффективный способ опрыскивания тысяч тонн хлеба ядом, после чего хлеб превращался в бурую массу, непригодную ни для чего, кроме как топить печь. В то же время миллионы безработных в США не имели на своём столе не только яблок и апельсин, но и хлеба, кофе и других дешёвых и самых простых продуктов, которые уничтожались по приказу «хлебных, «кофейных», «свиных» и других «королей».

№ 1 журнала «Chemical Engineering news» за 1947 год радостно сообщал о невиданном процессе:

«Контейнеры с металлическим натрием были подвезены со всякими предосторожностями к озеру Линор, штат Вашингтон, и один за другим сброшены с вершины 300-метрового утёса в воду. Реакция между натрием и водой была настолько энергичной, что, казалось, всё озеро вспыхнуло и метнулось к небу языками пламени».

Речь шла о бессмысленном уничтожении 9 тонн бесценного металлического натрия – дефицитного химического материала. Журнал давал и формальное объяснение этому варварству. Уничтожение металла было проведено из-за того, что

«контейнеры – сосуды, в которых хранился натрий, — испортились. Натрий стал опасным в пожарном отношении». 

Ясно, что полная чушь. Журнал не сообщал главного – того, что натрий можно было бы сохранить и использовать на пользу людям, не будь он частной капиталистической  собственностью. Фирма «СeraCo», владевшая этим огромным запасом дорогого металла, оставшегося после войны, не хотела пускать натрий в продажу, боясь сбить рыночную цену на него. Падение цены страшило предпринимателей больше, чем возможность сильнейшего взрыва, пожара и экологической катастрофы. Они считали, что намного выгоднее уничтожить ценность, созданную тяжким трудом тысяч рабочих.

«По словам очевидцев, — восторгался далее журнал, — столб пара поднялся на высоту свыше 3 километров и был виден почти на 10 километров».

Надо добавить, что этот трёхкилометровый факел ярко осветил всё уродство капитализма, всю его людоедскую сущность.

С 1946 по 1996 годы Канада и США, часть границы которых проходит по реке Ниагара, никак не могли начать строительство новых ГЭС и гидроузлов. Энергия Ниагарского водопада была использована едва ли на 1/3. Причиной 50-летнего торможения национальной энергетики этих стран было то, что они никак не могли территориально поделить водопад, вернее, те участки реки, которые больше всего подходят для строительства станций. На самом деле под предлогом делёжки водопада шла скрытая борьба капиталистов. Владельцы 18 тепловых электростанций трёх штатов боялись острой конкуренции со стороны более дешёвой энергии ГЭС и поэтому насмерть бились с другими капиталистами, в планы которых входило строительство новых ГЭС. В итоге правительства штатов — благодаря «тепловому лобби» в сенате и заксах, взяткам и т.п. — раз за разом в течение 50 лет проваливали проекты строительства ГЭС.

После войны в Массачусетском технологическом институте начались масштабные исследования по искусственному вызыванию осадков, в частности, дождя. Но к 1955 году эти работы зашли в тупик. Препятствием для работ оказалось «священное» право частной собственности. В ход исследований и экспериментов вмешались юристы из администрации губернатора. Они заявили учёным, что пока не разрешён вопрос о том, кому принадлежат облака, находящиеся над конкретным участком частной территории (!), эксперименты по вызыванию дождя следует прекратить, так как может возникнуть судебный прецедент из-за «хищения частной атмосферной воды».  (В буржуазной России такими мелочами уже не заморачиваются. Несмотря на частную собственность на земельные участки, все, что находится ниже поверхности, российское государство, а фактически крупный монополистический капитал, считает своей собственностью, а не собственностью тех, кому принадлежат участки, и поэтому оно заставляет людей платить за использование подземных вод через колодцы и скважины. — прим. РП)

Ещё в 1918 году в Британии был разработан проект приливной электростанции в устье реки Северн. До 1960 года было разработано ещё 5 проектов приливной ГЭС, причём последний был признан «технически выполнимым, экономически обоснованным и заполняющим серьёзный пробел в национальной энергетике»[45]. Однако против проекта постоянно воевал союз хозяев шахт и угольных ТЭЦ, стараниями которого проект ГЭС был, в конце концов,  признан «экономически невыгодным» и похоронен. В правительстве по этому поводу не пошевелилась ни одна собака.

Наконец, в США в 1949 году был шумно обнародован «Комплексный план использования и развития бассейна реки Колорадо». А через два года это план был заморожен и тихо спущен в архив. Почему? Потому что проектом предусматривалось строительство объектов в нескольких штатах, на частных землях. Поскольку государство предложило землевладельцам за участки меньше, чем те ожидали, они отказались продать землю федеральному правительству. И на том «Комплексный план» умер.

М. Иванов

[1] «Reppublica», 3125, 1949./ Archivio stampa di stato Italiano, R. F. 63, inventario 961, oglio delle maiuscole 177.

[2] Там же.

[3] Annual report of the American federation of labour, p. 96,1950. Publishing house of AFL, Gr. CO. 10325, USA.

[4] Annual report of the American federation of labour, p. 101,1950. Publishing house of AFL, Gr. CO. 10325, USA.

[5]Chicago Trubune № 81, 1971. Archive of Release CT, 1940-2000, f. 1971, inv. 1, sh. 81.

[6] Herald Tribune № 366, 1951. Municipal archive of NY, f. 9854, inv. 1816, sh. 411.

[7]Morning  Star, № 19, 1981.

[8]The Times  april 15, 2009.

[9] Огонёк, № 12, 1949.

[10] Маркс. Капитал, т. 1, стр. 407-409.

[11] Энгельс. Положение рабочего класса в Англии, стр. 87.

[12] ТМ, № 3, 1952, стр. 29.

[13] L’ journal D’avant-garde. Archives nationales de la République française, f. d’archives 694, inv. 36482, f. de cas 45

[14] ТМ, № 3, 1952, стр. 30.

[15] Sunday Times, 22 October 1947.

[16] Sidney Warren. The Battle for the Presidency, p. 25.

[17] Sidney Warren. The Battle for the Presidency, p. 19.

[18] Relazione annuale della «Сonfederazione Generale Italiana del Lavoro» per l’anno 1955. Archivio politico statale di Roma, f. 75, inv. 45, foglio delle maiuscole 987.

[19] Theodore Sorensen. Kennedy, p. 830-831.

[20]  Кларк Р. Преступность в США. Пер. с англ. М., 1975, с. 87. /Nash R. Citizen Hoover. Chicago, 1972, p. 50.

[21] L’Humanité № 94, 1958. «Petits  esclaves de Tunisie».Article de son propre correspondant m-me Madeleine Riffeau.

[22] Cabell Phillips. The Truman Presidency; The History of a Triumphant Succession. TheMacmillanCompany.NY,1966, p. 48.

[23] У.З. Фостер. Закат мирового капитализма, стр. 58. Госполитиздат, 1959.

[24] Robert A Taft. A Foreign Policy for Americans. Doubleday and Co., NY, 1951, p. 47.

[25] Times, november 6, 1956.

[26] «Труд», 25 октября 1951.

[27] А. Гитлер. Речь 06.09.1935 г. на Нюрнбергском съезде НСДАП.

[28] «Manuel une histoire une France sophistiqué e pour une 8 classe une école moyenne». Un éditeur un ministère éclaire, 1951, une page 11.

[29] Daily News, mar. 11, 1960.

[30] The US Dept. of Justice. Annual report about the level of criminality in a country, 1960, p. 282.

[31] Engineering magazine, № 6, 1953.

[32] Bulletin of Mountain Department of the USA,  1957, p. 29.

[33] Federal law on the pension system the USA, Gov. Est. Division 17 the article 187.

[34] Журнал «Сhemical Trade journal», № 3, 1950, стр. 51.

[35] Журнал «Electrical World», № 12, 2015 г.,

[36] Газета «Chicago Tribune», № 57, 1976.

[37] The Times

[38] Журнал «Rubber Age», № 10, 1950, стр. 18.

[39] Журнал «Electrishen», № 11, 1951, стр. 41.

[40] Журнал «Mass Production», № 12, 1950, стр. 33.

[41] Department of agriculture of the USA, Annual report  1951, p. 9.

[42] Журнал «Economist», № 3, 1954, статья «Ресурсы и конфликты» («Resources and conflicts» by A. Chiesholm ).

[43] «The Times», May, 16, 1955.

[44] Memorandum of ministry of agriculture the USA, 1959, р.87.

[45] Sunday Times, № 233, 1962.

Как нас убивает капитал: 12 комментариев

  1. Да что 50-е…. Вы думаете, сейчас лучше? Вот из сообщений Би-Би-Си на этой неделе- http://www.bbc.co.uk/news/education-43611527
    Великобритания-2018- детская бедность: бледные и голодные ученики в школах набивают карманы школьными обедами.

    Страдающие от регулярного недоедания ученики с серой кожей «заполняют карманы» пищей в школьных столовых в бедных районах Британии из-за бедности их семей, говорят учителя.
    Директора школ из разных уголков Англии и Уэльса описывают, как некоторые из их самых бедных учеников худее учеников из более зажиточных семей, имеют плохие зубы и серое, бледное лиц.
    Один из директоров рассказывает: «У моих детей серая кожа, плохие зубы, плохие волосы, они тоньше».
    Линн, директор школы из бывшего промышленного города в Камбрии, не хочет давать свое полное имя, опасаясь, что от ее рассказа будут испытывать неловкость многие семьи в ее школе.
    Она была одной из директоров, выступивших перед журналистами на конференции Национального союза образования в Брайтоне.
    Они подчеркивали проблемы, с которыми сталкивается все большее число детей, растущих в условиях нищеты, и то, как их жизненные условия влияю на их образование.

    Линн говорит о том, что голод особенно заметен после выходных. (В британских школах детям из бедных семей разрешаются пока еще бесплатные обеды). «Дети заполняют свои карманы пищей. В некоторых школах это, может быть, назвали бы воровством, но мы называем это выживанием».

    Другой директор из Ноттингемшира Луиза Риган поведала: «Когда вы отправляете детей на мероприятие, возможно, спортивное, там можно увидеть детей одного возраста из школ, где учатся богатые, и наших. У наших их серая кожа, бледность – это действительно бросается в глаза. Самое ужасное – это утро в понедельник. Мы уже знаем, какие дети придут в школу голодными. К половине десятого утра у них уже не остается сил.»

    Она рассказала, что ее школа снабджает некоторых учеников чистой формой и что они часто возвращаются в той же одежде, грязные, после выходных (из-за того, что детям нечего носить, когда они дома.) В школе есть продовольственный банк, который выдает продовольственные пакеты и одежду, обувь и пальто для тех, кто не может себе это позволить.

    Линн: «У нас в школе есть стиральные машины, и мы стираем их форму, пока они занимаются физкультурой. Мы не хотим, чтобы этих детей дразнили потому, что их одежда грязная».

    В школе также есть летний лагерь в течение трех недель во время каникул (летние каникулы в Британии – 8 недель), где добровольно работают преподаватели без оплаты.

    Говард Пейн, глава местной городской школы в Портсмуте, рассказал, что в четыре раза увеличилось число детей, о которых дома недостаточно хорошо заботятся из-за бедности.

    «Каждый из этих вопросов имеет какое-то отношение к бедности, в которой они живут, — сказал он.- «Это потому что у них и их семей не хватает денег, чтобы обеспечить еду, отопление или даже постельные принадлежности».

    Г-н Пейн, который предоставляет консультации по вопросам задолженности и поддержки семьи в своей школе, сказал: «Три недели назад многие школы в нашей области закрылись из-за сильного снегопада. Но я не велел закрывать нашу, потому что я действительно беспокоился о детях, — боялся, что в тот день у них не будет горячей еды».

    Он рассказал, что около 45% учеников пришли в тот день школу, чтобы иметь возможность поесть в тот день.

    Все директора подчеркивают, что ситуация ухудшается по мере того, как службы социальной и эмоциональной поддержки закрываются.

    На днях было опубликовано исследование Национального Союза Образования, проведенное совместно с Группой действий по борьбе с бедностью. Согласно этому исследованию, школы все чаще вынуждены брать на себя попытки «залатать дыры» в бедности их учеников, причем почти половина из 900 респондентов заявили, что их школа предлагает одну или несколько услуг по борьбе с бедностью, таких как продовольственный банк, банк одежды и даже предоставление чрезвычайных займов семьям.

    Более четырех пятых опрошенных рассказали, что видели, как дети голодают в течение дня, и примерно такое же число респондентов заявило, что дети показывают признаки плохого состояния здоровья.

    Элисон Гарнхэм, исполнительный директор Группы действий по борьбе с бедностью детей: «В каждом классе из 30 человек 9 находятся за официальной чертой бедности, настало время восстановить систему социальных гарантий для борющихся с нищетой семей».

    Линн добавляет: «Семьи моих учеников гордые, они не любят жаловаться. Некоторые из этих родителей работают на двух или трех рабочих местах и не могут получить доступ к системе пособий. У них всего на пару фунтов выше доход, чем уровень,необходимый для получения поддержки, зачастую у них в результате этого даже меньше денег, чем у тех, кто живет на пособия».

    Джейн Дженкинс, директор школы из Кардиффа, сказала, что дети в ее школе часто приносят только ломтик хлеба с маргарином с собой на обед и что учителя подкладывают им еду из своих обедов. «Это действительно очень трудная ситуация, и когда люди спрашивают вас о стандартах, почему мы не показываем самых высоких результатов в учебе, то как им сказать, что в такой ситуации это часто является делом второстепенным?».

  2. Если в основу экономики положено не удовлетворение потребностей общества, а прибыль любой ценой, то в итоге получается то, что описано в статье. Деньги начинают ‘рулить’ всем. А флаг, герб, гимн, речи с трибун уже не имеют значения.

    1. В статье на стр. 15 написано: «Но кто кем командует – капитал своим государством, или наоборот? Оказалось, что наоборот.» — нет ли здесь противоречия?

  3. Практика сулит обществу гибель,если принятое им решение противоречит объективным знаниям бытия материи.
    В общественной практике субъективное решение всегда предшествует действию и,в зависимости от степени соответствия решения требованиям объективных законов,предопределяет результат практики…
    Именно к ткаким катастрофам при капитализме и подходит это рассуждение из диалектического материализма.Все в мире взаимосвязано и причины кроются в ошибочной деятельности частных собственников,которые стремятся к наживе любым путем-даже ценой детских жизней.

  4. Уважаемый автор!
    Есть ли смысл фехтовать данными 60-ти, 70-ти, а то и столетней давности? Про современность рассказали бы. И про нынешнюю российскую действительность написали бы тоже. Вряд ли у нас сейчас лучше, чем у них — тогда. А то получается, что у нас даже сейчас все благополучно, а у «загнивающих капиталистов» даже через почти 70 лет ничего не изменилось, вот только не верится.
    Статья очень познавательная и затрагивает серьезные, прямо-таки вопиющие проблемы, но из-за отсутствия современных данных и данных о России выглядит как политически заказанный наброс, причем, заказанный самими эксплуататорами.

    1. А кто Вам мешает подготовить статью с современными данными, в том числе по России? Возьмите да сделайте, а РП опубликует. Или все нужно, чтобы кто-то другой поработал, а Вы только «потребляли»?
      Задача статьи в том и состояла, чтобы показать, что империализм как был варварским, человеконенавистническим обществом, там и остался. И Вы, между прочим, это прекрасно поняли.

  5. Капитализм использует для убийства и запугивания и бандитов (например коллекторов). Признаюсь: для меня коллектор ГОРАЗДО ГАЖЕ обычного бандита и урки. Это бандит на службе у банкиров, которые выбивают с его помощью долги у людей. И коллекторы пользуются самыми подлыми и бесчеловечными методами отъёма денег (если есть в природе «человечные» способы — их нет!) и готовы мучить, издеваться над слабыми, способен убить, довести до самоубийства. Я предлагаю: всех, кто занимается, занимался и будет заниматься (пока капитализм не будет свергнут) коллекторским ремеслом — при Новом Союзе осудить на смертную казнь через повешение (не просто выбить у них стул из под ног, а дать этим тварям помучиться, подёргаться — они того заслужили!). Всех коллекторов — в расход! Даже если он только день проработал коллектором, даже если только устроился — этот «человек» — мразь. Почему? Потому, что он знал, куда устроился, знал, что от него требуется. Это вообще не люди.
    PS. Меня спрашивают. «Почему ты их ненавидишь, ведь они тебе ничего не сделали?» А я отвечу: потому, что я не выношу, когда другие (нормальные люди, а не эта мерзость) мучаются. Для меня счастье — это когда счастливы все люди вокруг меня, и нет этой мерзости.
    PPS.К стати вот всякие журналисты ругают СССР на тему: «вот в Советском Союзе не рассказывали по телевизору о преступлениях, об авариях с жертвами, как сейчас, а вместо них показывали вести с полей и стройки. Скрывали они такие-сякие от народа ужасы социализма!» А я так думаю, правильно делали что не показывали черухи! Берегли психику людей. Я лучше вести с полей посмотрю с удовольствием или стройку (а лучше сам пойду в поле «на картошку» или буду строить дорогу), чем передачу «112» или «ЧП» по НТВ. О чуть не забыл! Какой-то политикан (имени не запомнил) или экономист по зомбоящику жаловался, что де «жители России не уважают бизнес! Дескать надо его уважать, а не говорить об «эксплотации человека человеком!» Я охренел честное слово от его слов! Это значит раб должен не бороться за свободу, а уважать кровопийцу! К сожалению интеллигенция (к которой я тоже отношусь — я писатель) верит всем этим буржуазным мифам. Обиднос за интеллигенцию . А вот рабочие (все, сколько я их не встречал) — все за социализм! Это радует.

  6. Да, пожалуй я перегнул с массовыми расстрелами. Советская власть к расстрелам и виселицам будет прибегать только в крайнем случае — в остальных случаях можно и нужно ПЕРЕВОСПИТЫВАТЬ, ведь расстреливая — мы только срезаем верхушку сорняка, а перевоспитывая — выдираем сорняк с корнем! И воспитывать человека с самого раннего детства. Вот когда я был ребёнком — уже вместе со мной росло поколение детей, которое верило в бога и во все эти поповские мифы, дети, которые верили, будто наша военная техника —
    говно, что мы ничего сами не делаем, а делается всё на западе, поколение, которое считало корниловцев и власовцев героями! Вот как нас изуродовал капитализм! Поэтому нам надо все буржуазные мифы развеять раз и навсегда и не допустить к воспитанию детей буржуазию.
    PS. Помню ещё одну особенность американских фильмов. Например о супергероях. Я всегда не мог понять, почему супергерой не борится с источником зла — капиталистами вроде рокфеллеров, ротшильдов и прочей мерзости.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.