О фашистской пропаганде

(На примере буржуазной Эстонии)

«Eesti Pildileht» 4, 1943.

Не раз говорилось, что фашистское господство в Германии и других странах держалось на двух «китах»: на жестоком терроре и на самых отъявленно-гнусных пропагандистских технологиях. Гитлер и Геббельс часто заявляли, что все неудачи и поражения Германии до прихода к власти нацистов объяснялись тем, что веймарские правительства считали возможным «…направлять на пропагандистскую работу любого находящегося под рукой осла вместо того, чтобы понять, что для этой деятельности подходят лишь гениальнейшие знатоки человеческих душ». После 1933 г. Геббельс откровенно говорил о нацистской демагогии: «Разве пропаганда есть что-либо недостойное? Разве пропаганда не является искусством в своём роде? Разве национал-социалисты пришли к власти благодаря своим теоретикам? Нет, они пришли к власти благодаря пропагандистам. Чем был бы национал-социализм без пропаганды? И куда попадёт наше государство, если ему творческая пропаганда не даст состояния равновесия?».

Ясно, что не будь у германской реакции Гитлера и Геббельса, нашлись бы другие гитлеры и геббельсы. Фашисты понимали огромную роль идейного подавления трудящихся. Если пропаганду буржуазно-демократических правительств можно сравнить с идейным бандитизмом ремесленного уровня, то фашистскую пропаганду надо сравнивать с крупным конвейерно-машинным «производством» страха, лжи, провокаций, морального террора масс. Такое «производство» имело материальное воплощение в виде первого в мире гитлеровского министерства пропаганды. Это министерство фактически монополизировало всю культурную и духовную жизнь немецкого народа. Пропаганда нацистов преследовала главную цель — заставить трудящихся поступать против своих интересов. Она заставляла массы поступать так, как надо режиму, думать так, как хотели гитлеровцы. Людям настойчиво и всеохватно внушались фашистские идеи, никакого несогласия с ними или инакомыслия не допускалось. Пропаганда гитлеровцев с самого начала старалась «стереть», заплевать, утаить все идеи, факты и доводы, противоречившие её целям, не допуская никакой альтернативы себе. Немецкие трудящиеся обязаны были принимать идеи и «доказательства» нацистов буквально, безо всяких сомнений, оговорок или отклонений.

Из этого вытекали особенности нацистской пропаганды. Во-первых, ложь должна быть тотальной, всесторонней, систематической и охватывать всё общество, кроме «узкого слоя выдающихся руководителей». Такими руководителями гитлеровцы считали своих хозяев, воротил германской промышленности и банков, а также себя. Геббельс постоянно навязывал подчинённым мнение, что выдумка всегда выгоднее правды, ибо её гораздо легче приспособить к потребностям дня, что постоянное повторение выдумки и вранья придаёт им большую правдоподобность в умах невежественных масс. И чем масштабнее ложь, тем больше шансов, что народ ей поверит. Гитлеровцы считали, что ущерб от разоблачения пропагандистской лжи не так уж велик, поскольку в ответ всегда можно выдумать правдоподобное объяснение. И, во всяком случае, вред от такого разоблачения меньше, чем польза, которую может принести буржуазии ложь и фальсификация.

Во-вторых, фашистская пропаганда широко использовала демагогию «о пользе народу». Все свои преступления против народа Германии и других стран нацисты объясняли «заботой о благе простых немцев». Это обычная ложь рабовладельцев всех времён и народов. Так, например, всемирный «коронавирусный» фашистский террор буржуазия вела и ведёт под лозунгом «охраны жизни и здоровья населения».

В-третьих, гитлеровцы не скрывали, что если сила на их стороне, то противник всегда виновен. Отсюда они выводили «моральный пьедестал» для своих преступлений. Грубая брань в адрес противников режима у фашистов сопровождалась превознесением своей политики и заигрыванием с естественной национальной гордостью народа. Немецкий народ в нацистской пропаганде выступал в качестве самого умного, самого благородного, бескорыстного, самого терпимого и т. п. Любые действия гитлеровского правительства нацистская пропаганда объявляла такими, что вызывают «всеобщее восхищение и поддержку». Заявления нацистских вождей всегда «потрясали мир», были «историческими», «прокладывали новые пути для человечества», навеки оставались в «анналах истории».

Фашистская теория войны считала пропаганду видом подрывной деятельности и отводила ей особое место, в одном ряду с армией и разведкой. Расходы гитлеровского государства на пропаганду уступали только расходам на вермахт и полицейский аппарат. На войне нацистская пропаганда окончательно превратилась в сплошную завесу обмана масс. Её задачами было: держать трудящихся в постоянном страхе и повиновении фашистским властям и капиталистам («хозяйственным фюрерам»); превозносить нацизм, выставлять гитлеровские планы захвата и порабощения чужих стран как «дело справедливое и ведущее к победе»; затушёвывать и преуменьшать поражения Германии, преувеличивать победы, выдавать поражения за победы; поливать грязью врага, чужие народы и их общественный строй.

В 1942 г. в абвере был создан специальный разведорган — «Зондерштаб Россия». Одной из главных задач этого «штаба» была пропаганда на захваченных советских территориях. Её вела целая сеть агентов-пропагандистов, которая создавалась в местах наиболее активной деятельности партизан и подполья. Сотрудники «штаба» вели антисоветскую и фашистскую пропаганду, распространяли антисоветскую литературу и листовки, восхваляющие «новый порядок» гитлеровцев, собирали собрания и беседы, на которых призывали население к сотрудничеству с оккупантами, к повиновению фашистским властям. В Эстонии кадры агентов-пропагандистов набирались из предателей и антисоветски настроенных местных жителей. Наиболее способных отправляли в специальные школы в оккупированную Польшу и в рейх. Там слушатели изучали историю национал-социализма, «немецкой расы», «основы нового порядка», фашистскую идеологию. Вся подготовка была направлена на обман и морально-политическое разложение советских людей, оказавшихся в оккупации.

С лета 1943 г. при отделах абвера на восточном фронте были созданы «русские взводы пропаганды». «Взводы» состояли из кадровых абверовцев и всякого рода предателей. Они забрасывали на территорию СССР антисоветские листовки и газеты, документы, которые якобы были выпущены на советской территории некими «подпольными организациями», «органами внутреннего сопротивления Советской власти». «Русские взводы» распространяли среди населения провокационные слухи и сплетни, вели радиопропаганду, которую часто выдавали за передачи «подпольных радиостанций», вели радиопередачи на передовой линии с призывом к бойцам и командирам Красной Армии сдаваться в плен.

В оккупированной Эстонской ССР была особенность. Технически вся идейная обработка населения была возложена гитлеровцами на местных буржуазных националистов. При этом организации и банды эстонских националистов находились на содержании у абвера и СД. Националисты пытались полностью завладеть сознанием масс, чтобы превратить эстонский народ в послушное орудие гитлеровцев, в исполнителя всех приказов фашистского режима.

Националисты старались вовсю. Они вели систематическую, назойливую, планомерную пропаганду нацистских порядков, стремились затемнить и отравить сознание народа, превратить его в трусливого, забитого, невежественного раба. Но эта «работа» осложнялась тем, что до войны многие эстонские трудящиеся успели убедиться, что социализм и Советская власть — это их родное и кровное дело. Поэтому главной задачей буржуазного национализма было обливать грязью социализм, непрерывно лгать на Советский Союз и большевиков, натравить эстонских рабочих и крестьян на советский народ.

В ход фашистской пропаганды пошло всё, от самых мрачных средневековых «учений» до троцкизма. Фашистская обработка эстонских трудящихся шла ещё до войны, во время полу-фашистского режима вапсов. Она прокладывала дорогу в страну германскому империализму. Тогда эстонское буржуазное правительство вело пропаганду в самых циничных и прямых призывах к победе национал-социализма. Во время оккупации ЭССР фашистская обработка населения резко усилилась и была пущена по всем каналам идейного влияния: литература, пресса, кино, собрания и т. д. Главным мифом одурманивания эстонского народа стал миф «благодарности освободителям», т. е. «благодарности» германскому фашизму и лично фюреру Гитлеру за «освобождение эстонского народа от большевистского рабства». Резко усилились призывы к покорности гитлеровским властям. Националисты ещё шире развернули пропаганду расовой и национальной ненависти к другим народам, прежде всего, к советским людям. Без такой обработки масс националистам не удалось бы заманить в свои ряды некоторую часть трудящихся Эстонии.

Националисты создали в республике целую сеть органов фашистской пропаганды, которые действовали по указке оккупантов и строго выполняли все приказы из Берлина. Всё руководство нацистской пропаганды в Эстонии было сосредоточено в подразделениях СД и органах абвера.

Гитлеровцы и верхушка буржуазных националистов хорошо знали, что покорённые народы способны к объединению и борьбе за свободу. Поэтому фашисты изо всех сил старались посеять вражду не только между эстонским и другими народами, но и внутри самого народа, между рабочими и крестьянами, между городом и деревней, между бедным и средним крестьянством, между рабочими разных районов и производств и т. д. Задачей националистов было разжигать у трудящихся ненависть друг к другу, дикий шовинизм, чтобы разъединить всех рабочих и крестьян на «отдельные личности», каждая из которых должна быть «только за себя». Каждая такая «личность» должна была непрерывно враждовать с братьями по классу и опасаться всех остальных трудящихся. Таким путём фашисты пытались превратить весь эстонский народ в коллективного труса, в рыхлое «существо», лишённое воли к сопротивлению и классовой борьбе.

Буржуазные националисты хорошо знали, в каких слоях, прослойках и группах населения можно преуспеть в этом деле. Ещё до войны ставка национал-фашизма делалась на широкие мелкобуржуазные массы — сельских и городских мелких хозяев, наиболее отсталые слои рабочих. Их запугивали, что социализм несёт им разорение и обобществление всего, вплоть до жён и детей, что Советская власть заставит их работать бесплатно. С помощью попов, реакционных учителей, врачей, служащих в массах эстонских трудящихся насаждалось мракобесие, крайний идеализм, ненависть к знанию и науке. Гитлеровцы и буржуазные националисты пытались заглушить в человеке всё человеческое, лишить его силы разума, превратить трудящихся в бездушных и трусливых рабов.

В самом деле, убийства, погромы и другие преступления гитлеровцев в Эстонии имели большой размах во многом благодаря тому, что фашисты смогли опереться на буржуазные и некоторые мелкобуржуазные слои населения, отравленные фашистской пропагандой ещё до войны. Особенно большую помощь гитлеровцам оказывали помещики, кулаки, недобитые белогвардейцы, осевшие в Эстонии. За ними слепо поплелась часть одураченного среднего крестьянства, самая отсталая часть рабочих, городские низы — люмпены, уголовники, деклассированные элементы, которые рассчитывали на карьеру и лёгкое обогащение за счёт участия в расправах с собственным народом.

Между тем, эстонский народ в этих условиях не только сохранил свой человеческий облик, но и приобрёл силы и способность к сопротивлению фашизму. В конце первого года оккупации гитлеровцы были вынуждены сквозь зубы признать, что план превращения эстонцев в рабов и пушечное мясо не удался. В 1942 г. таллинская СД доносила в Берлин: «Необычайные трудности прошлой зимы, недостатки в снабжении продовольствием, топливом и т. д. положили основу первой… критике. К этому прибавилось личное разочарование в немецком человеке. Высокое мнение эстонцев об организаторских, умственных и характерных свойствах немцев, которое они имели с бывших времён, впервые пошатнулось в дни военного правления, когда население увидело в тыловых службах преступность, жадность, спекуляцию, эгоизм, ссоры, соперничество и т. д…» [1].

На базе шовинизма эстонские националисты рьяно фальсифицировали историю Октябрьской революции и Советского Союза. По указанию гитлеровского министерства пропаганды главный упор делался на «доказательство глубокой пропасти» между русским и другими народами СССР, между советскими народами и народами Прибалтики. Буржуазные националисты всячески восхваляли оккупацию Прибалтики фашистской Германией как «освободительную миссию» Германии на Востоке. Однако и здесь гитлеровцев и эстонских фашистов ждал провал. Фальсификация истории не имела успеха в народе. Летом 1943 г. шеф СД Эстонии штурмбаннфюрер Зандбергер доносил в РСХА:

«Мысль, что эстонский народ уже с прошлых веков мог существовать перед Востоком только благодаря немецкому господству, отклонялась полностью и всеми и не имела глубокого влияния. Это тем более характерно, что подобные идеи, только в менее развитом виде, широко распространялись в начале немецкой оккупации. Такая переориентировка мировоззрения (эстонцев. — прим. А. Ф.) значительно затруднялась также разными высказываниями с немецкой стороны. Статьи газет «Дас шварце корпс» и «Фёлькишер беобахтер», в которых говорилось о преобразовании Востока, истолковывались эстонцами в том смысле, что Германия видит единственную возможность присоединения Прибалтийских стран к европейской системе в их немецкой колонизации. Поэтому в настоящее время чувство взаимопонимания… исчезает. Существует глубокое недоверие, которое в основном выражается в том… что пропаганда больше не действует и встречает почти единодушное сопротивление. Эстонцы полностью разочарованы в Германии» [2].

Примечательно, что фашистские органы пропаганды начали действовать в Эстонии немедленно после занятия ЭССР вермахтом. Они развернули работу быстрее, чем некоторые хозяйственные и даже полицейские органы рейха, что ещё раз говорило об исключительной роли фашистской пропаганды в порабощении народных масс. Руководителем пропаганды эстонских националистов было «Правление народного воспитания» при «Директории просвещения». Уже 1 декабря 1942 г. это Правление было выделено из Директории и стало «Главным управлением народного воспитания». Возглавил его агент СД Б. Мерет, который подчинялся главному руководству СС в Прибалтике и гитлеровскому министерству пропаганды. На управление были возложены задачи: националистическая и религиозная обработка эстонских трудящихся; воспитание народа в национал-социалистском духе; шпионаж за политическими настроениями трудящихся; контроль прессы и радио в интересах оккупационного режима; привитие эстонскому народу духа «Новой Европы» с гитлеровской Германией во главе, любви и уважения к «спасителям» — немецким военным, полицейским и гражданским властям. Эти власти обязали все органы эстонского «самоуправления» помогать «Главному управлению народного воспитания» во всех вопросах и в первую очередь.

Органами «Главного управления» на местах велась круглосуточная и всеохватная демагогия и нацистская пропаганда. Особое место занимало возвеличивание «спасителей». Лакейство эстонских националистов перед гитлеровцами не имело границ. В отчёте полиции безопасности и СД за 1942 г. говорилось:

«…Эстонское самоуправление проводит пропагандистскую работу через созданные по всей стране народно-воспитательные бюро, которые образованы специально для проведения крупных пропагандистских кампаний… 1942 год эстонским самоуправлением был объявлен годом благодарности эстонского народа за освобождение. Под этим девизом проводятся все пропагандистские мероприятия и, в частности… праздники в честь прошлогоднего освобождения» [3].

Однако фашистская пропаганда, которая пыталась внушить народу «чувство признательности за освобождение», серьёзного успеха не имела. Тот же шеф эстонской СД Зандбергер был вынужден докладывать Кальтенбруннеру:

«Влияние пропаганды эстонского самоуправления очень ограничено. Причина этого, с одной стороны, в том, что её считают под немецким влиянием… с другой стороны, в том, что она не имеет собственной идеологической основы. Она пыталась достичь переориентации эстонского народа, но столкнулась с самым ожесточённым сопротивлением. Первый ландесдиректор Мяэ в ноябре 1942 г. произнёс речь, в которой он пытался трактовать эстонскую историю не с обычной для них точки зрения — немецко-эстонского антагонизма, а с позиции немецко-эстонской общности. Отторжение было настолько сильное, что ему даже нельзя было противостоять» [4].

«Главное управление» и его бюро на местах вели широкую антиеврейскую пропаганду. В своих директивах «Управление» постоянно указывало, что все газеты, радио, листовки и пр. обязаны систематически вести антисемитские акции, постоянно печатать и читать народу статьи против евреев. 13 октября 1943 г. при Тартуском университете был создан «Институт антропологии и расовой науки», главной задачей которого было «доказывать» неполноценность евреев, русских, татар и прочих народов.

При поддержке гитлеровцев эстонские националисты выдумывали всякие «национальные праздники», в основном, антисоветского и антирабочего характера. В эти «праздники», а также в знаменательные для гитлеровцев дни (день рождения Гитлера, Фридриха II, годовщина «пивного» путча и т. п.) устраивались разные торжества. Население сгоняли на митинги, где национал-фашистские ораторы убеждали его в том, что Эстония может существовать лишь как часть Германии. Они призывали эстонский народ к пособничеству, разжигали националистические чувства, шовинизм, всячески клеветали на политику Советской власти и угодничали перед немецко-фашистскими захватчиками. Особую ненависть эстонские буржуазные пропагандисты направляли на коммунизм и русский народ. Главной темой докладов и митингов было «уничтожение большевизма» и возвеличивание «спасителей от коммунизма».

Эстонские кадры буржуазно-фашистской демагогии подбирались, направлялись и контролировались II и III отделами абвера (диверсии, саботаж, военная контрразведка) и СД. Видя, что трудящиеся Эстонии тяжело поддаются фашистской пропаганде, служба СД требовала от всего тайного полицейского аппарата: «Пропаганду эстонского самоуправления надо постоянно умственно направлять и руководить ею. При руководстве пропагандой в Эстонии целесообразно принимать во внимание психический склад эстонцев. Эстонец очень чувствителен к пропаганде и отходит от неё, как только замечает, что пропаганда направлена прямо на него» [5].

Особую ставку фашистская и националистическая пропаганда делала на молодёжь. В июле 1942 г. создаётся нацистская организация «Ээсти нооред» («Эстонская молодёжь») — уменьшенная копия германского «Гитлерюгенда». Целью «Ээсти нооред» было вовлечение эстонской молодёжи в «строительство Новой Европы» под руководством А. Гитлера, освоение фашистского мировоззрения и «освобождение молодёжи от всех демократических и либеральных идеологий». В уставе организации языком фашистской демагогии заявлялось: «Молодёжь обязывается к позитивной взаимной работе за укрепление общей судьбы и борьбы немецкого и эстонского народов, привлекается как авангард новой европейской культуры к возрождению Новой Европы под предводительством Адольфа Гитлера».

«Ээсти нооред» имела базу в лице старых молодёжных организаций буржуазной Эстонии вроде «Скаутов», «Молодых соколов» и др. полу-фашистских союзов. Руководство «Эстонской молодёжи» заявило, что организация «отказывается от буржуазных шлаков» (от буржуазной демократии. — прим. А. Ф.) и полностью опирается на нацистские принципы «нового порядка». Рядовые члены организации строго предупреждались о недопустимости отклонения от этих «принципов». Им было заявлено, что «нельзя впадать в отрицательную пассивность», иначе у немецкого командования может сложиться иная оценка эстонской молодёжи, и к ней будут относиться, как к молодёжи в оккупированных русских областях.

Подготовляя эстонскую молодёжь к роли пушечного мяса и рабскому труду на германские монополии, гитлеровцы давали указания верхушке эстонского «самоуправления»: «Основной задачей эстонской молодёжной пропаганды следует считать показ общей судьбы немецкого и эстонского народа не только в совместной борьбе против всемирного большевизма, но и в будущем преобразовании Европы. Здесь должен быть такой ход мысли, что эстонец обязан нести такие же обязанности и тяготы, как и немец. Его взгляд надо расширять, чтобы он смог рассматривать настоящие события с более общей точки зрения» [6].

Для того, чтобы фашистская пропаганда молодёжи была действенной, эстонское «самоуправление» вело националистическую и нацистскую обработку учителей и преподавателей. В целях распространения опыта фашистской пропаганды в Германии были организованы специальные курсы для эстонских педагогов и служащих, куда направлялись наиболее реакционно настроенные буржуазные националисты. Расходы на подготовку эстонских геббельсов для школ и ВУЗов взяло на себя ведомство Розенберга — т. н. «Министерство оккупированных восточных областей».

Эстонским националистам читали лекции на темы: «Нацистский путь немецкой молодёжи», «О принципах национал-социалистского воспитания», «Расовые вопросы», «О методике немецкой народной школы». В лекциях по расовым вопросам эстонцев учили, что демократия в Германии привела к полному разложению. В Швеции же — к «нормальной работе всех слоёв». Причина: в Германии много евреев и коммунистов, т. е. неполноценных людей. Особенно в научной области в Германии роль евреев была очень велика, и вся демократия в Германии была еврейской. В Швеции демократия развивалась без еврейского влияния и потому имела успех. А Германию от голода спасло только национал-социалистское движение.

Педагоги из Эстонии выслушали всю эту чушь и взялись за то, чтобы сеять семена гитлеризма среди эстонской молодёжи. Страх потерять кусок хлеба, раболепие перед «освободителями» и звериная, кулацкая ненависть к социализму — вот что толкало этих учителей на преступление против своего народа. Группенлейтер Кийнцлейн напутствуя группу эстонских педагогов, открыто заявил:

«…Что же произойдёт теперь с Эстонией и эстонцами?.. Честно говоря, сейчас невозможно дать точный ответ, так как всё ещё находится в движении… Нашей первейшей задачей является — установить в Европе порядок и дать германскому народу жизненное пространство… Две силы борются сейчас в Европе. В результате этой борьбы Европа превратится в марксистскую или же в целую, руководимую Германией, единицу. Эстония должна воспитывать свой народ, чтобы он созрел для Новой Европы. Для этого вы и были сюда приглашены. Профессия учителя — сверхполитическая профессия. Вы будете ответственны перед своим народом за то, будет ли ваша молодёжь воспитана… для Новой Европы или нет. Ваша молодёжь должна германизироваться — мыслить, чувствовать и действовать по-германски… воспитание должно удовлетворять практические потребности. Излишний интеллектуализм следует устранить. Не нужны много знающие, нужны способные на всё…».

Надо признать, что гитлеровцы справедливо презирали своих эстонских холуёв. Приём, оказанный педагогам, был унизительным. Им открыто заявляли, что их родина есть прислуга и расходный материал для рейха. Участники поездки отмечали в своём дневнике, что они не смогли попасть ни в оперу, ни в филармонию, хотя заявки были сделаны. Учителей перевозили по Германии в грязных солдатских вагонах или набивали в автобусы так, что невозможно было присесть.

Это урок всем «коронавирусным», «русско-мирным», «свидомо-украинским» и прочим холуям: уже сегодня хозяева выбрасывают их на свалку, как отработанный шлак. Завтра фашизм обязательно будет повержен, а этих прислужников и исполнителей ждёт трибунал, ибо срока давности за фашистские преступления не существует.

После «стажировки» в Германии в эстонских школах вводят предмет «Превосходство арийской расы над другими расами». Учителям поставлена задача всячески маскировать, «рассеивать» печальную для народа память о 700-летнем владычестве немецких феодалов в Эстонии. Школа была обязана фальсифицировать исторические события, возвеличивать фашистскую Германию и прославлять захват гитлеровцами других стран.

Под руководством оккупантов эстонские националисты погружали народ в беспросветный мрак невежества. Топталась и запрещалась передовая мировая и национальная культура народа. Чиновники, врачи, попы всюду твердили, что образование, как и совесть, калечит людей. В эстонские служебные инструкции, учебники, методички, наставления и т. п. внесли известные слова Гитлера: «Малообразованный, но физически здоровый человек полезнее для общества, чем умственно развитый человек… Мы должны остерегаться мысли, сознания и должны подчиняться только нашим инстинктам. Раз и навсегда надо покончить с тем, что называется всеобщим образованием. Всеобщее образование — это яд… Полная свобода образования является привилегией избранных и тех, кого они допускают в свою среду. Будучи последовательными… мы предоставляем огромной массе низких классов благо неграмотности. Чем ниже культурный уровень рабочего класса и всего народа, тем больше у нас шансов удержать власть» [7]. Таков был подход фашистов к прогрессу, науке и образованию. Этот подход применяли на практике эстонские националисты.

Если кому не ясно, зачем нынешние «коронавирусные» фашисты закрыли школы, ликвидируют народное образование и науку — ясный и определённый ответ указан выше. Буржуазии нужны тупые, забитые, невежественные рабы, ибо отсталость, страх и невежество масс помогают сохранять капиталистическое рабство.

Чем хуже шли дела у гитлеровцев, тем сильнее они требовали от эстонского «самоуправления» поставок рабочей силы и пушечного мяса. Так, организации «Эстонская молодёжь» было поручено усилить пропаганду за выезд на трудовую повинность в Германию и о вступлении молодёжи в эстонский легион СС. Фашистская пропаганда была ещё усилена через организацию эстонских националистов «Юхисаби» («Народная взаимопомощь»). Она вела демагогию насчёт единого государства в составе фашистской Германии и о «благодарности народа немецкому фюреру за освобождение Эстонии». В подчинении «Юхисаби» были отданы все детские сады, площадки, дома-интернаты, лагеря молодёжи и фашистские дома отдыха, где дети и молодёжь обрабатывались фашистами особенно рьяно и безудержно. Руководство «Юхисаби» издавало специальные циркуляры для своих членов, которые должны были следить, чтобы при оказании той или иной материальной помощи (подарки детям, игрушки, детское питание и т. п.) в списки не попали бы инвалиды, воевавшие в Красной Армии, лица, сочувствующие коммунистам и Советской власти и их дети. Проверка этих списков возлагалась на полицию.

После Сталинграда отравляющая способность нацистской пропаганды в Эстонии заметно ослабла. Этому способствовали также зверства и злодеяния гитлеровцев в стране. Ухудшение военно-политического положения Германии быстро усилило восприимчивость эстонского населения к передачам советского радио — единственного источника правды. К середине 1943 г. большинство эстонских трудящихся уже узнали истинную цену фашистской демагогии и пропаганде и увидели, что целью гитлеровцев является не зажиточная и культурная жизнь эстонского народа, а превращение его в забитого каторжного раба немецких монополий. Оккупанты сами признавали, что с июня 1943 г. их пропаганда «отклоняется почти всеми слоями населения», поскольку «…уничтожает мечту эстонского народа о свободе и самостоятельности и унижает народное чувство собственного достоинства» [8]. В июле 1943 г. таллиннское гестапо доносило в Берлин: «В настоящее время существует сплошной фронт против немецкого господства. Конкретно это выражается в том, что… освидетельствование для трудовой повинности и в легион (эстонский легион СС. — прим. А. Ф.) встречает сильное сопротивление. Симпатия к рейху существует лишь в узких кругах, которые испытывают бойкот со стороны общества» [9].

Германские фашисты и их эстонские прислужники вели пропаганду на базе национализма и ненависти к советским народам. Но трудящиеся Эстонии быстро поняли, что национализм — это одно из тех «знамён», под которым народ ждёт национальная катастрофа. А знамя социализма — это единственное знамя, под которым эстонский народ может прийти к свободе, счастливой жизни и расцвету национальной культуры. Эстонцы поняли, что можно дурачить одного человека некоторое время, некоторых людей — всё время, но нельзя долго дурачить целый народ. И массы встали на борьбу не только против гитлеровской оккупации Родины, но и против фашистских пособников — эстонских буржуазных националистов.

Подготовил: А. Файзалиев.


  • 1 ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 97, ед. хр. 881.
  • 2 ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 97, ед. хр. 881.
  • 3 Там же.
  • 4 Там же.
  • 5 ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 97, ед. хр. 881.
  • 6 ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 97, ед. хр. 881.
  • 7 Зверства германских фашистов. М., 1941, стр. 4.
  • 8 ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 97, ед. хр. 881.
  • 9 Там же.

О фашистской пропаганде: 11 комментариев

  1. >Завтра фашизм обязательно будет повержен, а этих прислужников и исполнителей ждёт трибунал, ибо срока давности за фашистские преступления не существует.

    Завтра фашизм не будет повержен, потому что в РФ массы относительно хорошо живут. С началом СВО на оборонных предприятиях пролетариям подняли значительно зарплаты. Коммунистическую агитацию они перестали брать от левых. Игнорируют. О каком свержении фашизма может идти речь?

    1. Пролетарии на оборонных заводов не все получили значительного повышения. А те, кто таки получил это повышение (оборонка, всякие строители, учителя и прочие завербованные на «восстановление» и «развитие» подконтрольной части Украины + члены их семей), во-первых, получили его ненадолго, а многие получили кукиш с маслом вместо обещанных денег (это касается и завербованных-«мобилизованных»), и во-вторых, это песчинка в море по сравнению с теми, кого эта война разоряет до нитки.

      1. Перейду к правде жизни. Вот ,к примеру, в Иркутске есть партия ВКП Б. Они у местного оборонного авиазавода раздавали свою агитацию. И рабочие её до поры до времени брали. Но как только с началом СВО всем подняли зарплаты, рабочие перестали её брать, начали ворошить нос. И как вы собрались фашистов свергать при такой слабой организации коммунистов?

          1. Товарищи. Вы не планируете выпустить материал к итогам года, как сделали это в прошлом году? Когда он примерно выйдет?

          2. А она не была бездумной. ВКПБшники имели связи с рабочим коллективом до того, как им бабок начальство подкинуло. А в Казани они участвовали в профсоюзе крановщиков, когда оттуда союз «марксистов» и нечисть из КПРФ сгинула. Понятно, что с профсоюзами надо работать. Но как работать, если предприятия в период СВО засекречены властью и рабочие боятся эту секретность нарушить?

      2. А незавербованные трудящиеся получили только рост цен на всё жизненно необходимое при полном отсутствии не только индексации зарплат, но даже демагогических обещаний когда-то в будущем повысить им оплату труда. Всё верно говорил РП — современные фашисты перестали обещать плюшки, они рассчитывают только на покорность задуренного пропагандой и затравленного государственным террором населения.
        Воистину убеждаешься каждый день, что власть имущие весь народ считают за говорящий скот. Даже свою опору — армию они держат за группировку быдла. И младший состав полицейских сил в таком же предпочтении находится. Поражает, однако, неадекватные надежды обанкротившейся верхушки РФ добиться победы, имея в распоряжении таких солдат-рабов. Весьма характерно, что рашисткая пропаганда в течении года никак не может внятно объяснить целей т. н. СВО, аппелируя лишь к абстракностям, типа защиты русского мира и денацификации.

  2. Назваться большевиками ещё не значит ими быть. Креатива у данных товарищей не хватает, если ничего лучшего не нашли, как использовать старое название компартии. Они уже доказали, что являются последовательными ленинцами?

    1. какие они ленинцы? вы читали их газетенки? они сэвэё поддерживают., начиная аж с 14 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.

*

code