Архив метки: фашистский террор

Что фальсифицирует украинский национализм. Часть 2

← Часть 1

Что показал опыт второй мировой войны в отношении Украины? Он показал, что ни одна малая или средняя страна, ни одна слабая или слабо защищённая страна не может существовать в экономическом, политическом и военном отношении целиком «незалежно» и «самостийно», не защищая своей национальной независимости в союзе с какой-нибудь другой великой державой. Бельгия не нападала на гитлеровскую Германию, как не нападали на неё Норвегия, Дания, Голландия, Югославия. Не нападала на Италию и Греция. Тем не менее, агрессивные империалистические державы захватили и поработили эти страны.

Не устояли перед фашистскими хищниками ни Польша, ни Чехословакия, армии которых считались боеспособными и неплохо вооружёнными. Даже Франция с её сильной экономикой, армией и флотом, правительство которой разорвало союз с СССР, не смогла выдержать натиск немецко-фашистских армий и была раздавлена ими. Правда, в случаях с Францией, Чехословакией и Польшей налицо было предательство национальной буржуазии, которая борьбе с гитлеровцами насмерть предпочитала те или иные сделки с ними.

Единственной силой в мире, которая была способна остановить мировой фашизм и вступить с ним в смертельную схватку, был сталинский Советский Союз. Не окажись тогда у человечества этого счастливого и спасительного обстоятельства, мир уже давно был бы похож на гигантский концлагерь. Сейчас империалисты, пользуясь временным поражением социализма, спешно навёрстывают то, что сорвалось у Гитлера, его хозяев и вдохновителей в минувшую войну.

Возникает вопрос: как могла бы существовать та «самостийна» Украина, о которой выли и воют украинские националисты, отрицающие возможность вхождения Украины в состав единого и могучего государства, власть в котором принадлежала рабочему классу? Разве не ясно, что для них лозунг «самостийной» Украины — это был лишь способ разложить, подорвать Советский Союз и отдать Украину под власть гитлеровцев? Весь международный опыт учит, что такая страна, как Украина, чтобы защитить свою самостоятельность от внешнего порабощения, должна была искать союза с соседними странами.

Читать далее

О терроре

В связи с массовым убийством людей 22 марта в «Крокусе» возник вопрос: что такое террор, кому и когда он нужен? Террор в общем смысле — это политика систематического устрашения противников вплоть до их физического истребления. Таков был «белый террор» во Франции после реставрации Бурбонов (1815–1817 гг.). Таков был террор, учинённый кликой Наполеона III после государственного переворота 1851 г. Неслыханной лютостью отличался террор палачей, утопивших в крови Парижскую Коммуну. Тогда буржуазное правительство Тьера, призвало на помощь для расправы с Коммуной прусский империализм во главе с Бисмарком. Бисмарк самодовольно любовался трупами парижского пролетариата и видел в развалинах Парижа первый шаг империализма к разрушению больших городов и целых стран. До франко-прусской войны история не знала такого победителя, который увенчал бы свою военную победу ролью жандарма и наёмного убийцы в руках побеждённого правительства. Не менее зверским был террор царского правительства во время подавления русской революции 1905–1907 гг.

Особенной свирепостью отличался фашистский террор правительства Муссолини в Италии и террор франкистов в Испании, террор клики Цанкова–Ляпчева против «тесняков» в Болгарии, террор против трудящихся Венгрии со стороны правительства Хорти. Чудовищных размеров и методической жестокости достиг гитлеровский террор в Германии и в других странах, где временно водворялась власть гитлеровцев. Повсюду, где после первой мировой войны воцарялся фашизм и «полуфашизм» (тот же фашизм, только в экономически слабых, зависимых странах, таких как Польша, государства Прибалтики и Балкан), фашистская буржуазия и крупные помещики из страха перед возможной революцией давали своим правительствам неограниченный мандат на безудержный террор против рабочего класса, бедного и беднейшего крестьянства, демократической интеллигенции и даже умеренно-либеральной (нефашистской) буржуазии.

Читать далее

К событиям в Махачкале

Недавние события в аэропорту Махачкалы известны в сообщениях буржуазных средств информации. Идёт жалкий лепет властей, что антисемитское выступление дагестанцев было вызвано лишь «сильными эмоциями» на почве атак Израиля против палестинских арабов и в поддержку этих последних. У буржуазии, как обычно, не бытие определило сознание, а сознание определяет бытие. Межнациональная вражда и драка «сами собой», с Луны, появляются в жизни и в головах людей, не имея материальных причин в экономике и политических порядках.

Что выступило на первый план в событиях вокруг рейса из Израиля в Дагестан? Говорят, что дагестанские массы стихийно ворвались в аэропорт с целью расправы с прилетевшими евреями. Другие говорят, что это было постановочное выступление, вроде ростовской «оперы Вагнера», тайно организованное российскими властями. Так или иначе, факт и развитие событий в аэропорту указали, что российское правительство открыто пошло на разжигание межнациональных погромов и резни у себя в стране, используя на этот раз удобный предлог возмущения мусульман Кавказа. Когда местные и «великодержавные» капиталисты делили собственность в Дагестане, они, не колеблясь, убивали мирных дагестанцев и сгоняли их со своей земли с помощью т. н. «контртеррористических операций» — зверских карательных экспедиций против трудящихся республики. Когда весной 2020 г. трудящиеся Дагестана (хвала и честь им) вышли на улицы против фашистского коронавирусного «карантина», без намерения громить и захватывать учреждения, власти без промедления бросили против мирных граждан батальоны вооружённой полиции и карателей. А сейчас толпа захватывает важнейший стратегический объект на востоке Кавказа, а власти долгое время лишь делали вид, что «наводят порядок». Иными словами, погромщикам было позволено устроить этот погром и громить столько времени, сколько это было нужно.

Читать далее

О фашистской пропаганде

(На примере буржуазной Эстонии)

«Eesti Pildileht» 4, 1943.

Не раз говорилось, что фашистское господство в Германии и других странах держалось на двух «китах»: на жестоком терроре и на самых отъявленно-гнусных пропагандистских технологиях. Гитлер и Геббельс часто заявляли, что все неудачи и поражения Германии до прихода к власти нацистов объяснялись тем, что веймарские правительства считали возможным «…направлять на пропагандистскую работу любого находящегося под рукой осла вместо того, чтобы понять, что для этой деятельности подходят лишь гениальнейшие знатоки человеческих душ». После 1933 г. Геббельс откровенно говорил о нацистской демагогии: «Разве пропаганда есть что-либо недостойное? Разве пропаганда не является искусством в своём роде? Разве национал-социалисты пришли к власти благодаря своим теоретикам? Нет, они пришли к власти благодаря пропагандистам. Чем был бы национал-социализм без пропаганды? И куда попадёт наше государство, если ему творческая пропаганда не даст состояния равновесия?».

Ясно, что не будь у германской реакции Гитлера и Геббельса, нашлись бы другие гитлеры и геббельсы. Фашисты понимали огромную роль идейного подавления трудящихся. Если пропаганду буржуазно-демократических правительств можно сравнить с идейным бандитизмом ремесленного уровня, то фашистскую пропаганду надо сравнивать с крупным конвейерно-машинным «производством» страха, лжи, провокаций, морального террора масс. Такое «производство» имело материальное воплощение в виде первого в мире гитлеровского министерства пропаганды. Это министерство фактически монополизировало всю культурную и духовную жизнь немецкого народа. Пропаганда нацистов преследовала главную цель — заставить трудящихся поступать против своих интересов. Она заставляла массы поступать так, как надо режиму, думать так, как хотели гитлеровцы. Людям настойчиво и всеохватно внушались фашистские идеи, никакого несогласия с ними или инакомыслия не допускалось. Пропаганда гитлеровцев с самого начала старалась «стереть», заплевать, утаить все идеи, факты и доводы, противоречившие её целям, не допуская никакой альтернативы себе. Немецкие трудящиеся обязаны были принимать идеи и «доказательства» нацистов буквально, безо всяких сомнений, оговорок или отклонений.

Из этого вытекали особенности нацистской пропаганды. Во-первых, ложь должна быть тотальной, всесторонней, систематической и охватывать всё общество, кроме «узкого слоя выдающихся руководителей». Такими руководителями гитлеровцы считали своих хозяев, воротил германской промышленности и банков, а также себя. Геббельс постоянно навязывал подчинённым мнение, что выдумка всегда выгоднее правды, ибо её гораздо легче приспособить к потребностям дня, что постоянное повторение выдумки и вранья придаёт им большую правдоподобность в умах невежественных масс. И чем масштабнее ложь, тем больше шансов, что народ ей поверит. Гитлеровцы считали, что ущерб от разоблачения пропагандистской лжи не так уж велик, поскольку в ответ всегда можно выдумать правдоподобное объяснение. И, во всяком случае, вред от такого разоблачения меньше, чем польза, которую может принести буржуазии ложь и фальсификация.

Читать далее

О режиме дня арестованных детей

1513694222_tae

Буржуазия любит своих несовершеннолетних детей, хотя и рассматривает их, в первую голову, как наследников и продолжателей дела капиталистической наживы. Поэтому дети крупных буржуа тщательно оберегаются от всякого рода опасностей и трудностей, им на деньги родителей, за счёт нашего труда,  создаются наилучшие условия жизни.

В эти условия, среди прочего, входит и правильный, здоровый режим дня, режим отдыха и обучения, поддержание нормальных, научно обоснованных (советской сталинской наукой) санитарно-гигиенических условий.

Читать далее

О юридической стороне всеобщего «карантина»

iСтолкнувшись вчера — сегодня с пассивным сопротивлением трудящихся «карантинам» и домашнему аресту, гитлеровцы угрожают нам чрезвычайщиной, т.е. введением чрезвычайного положения в больших городах и в стране в целом. Ясно, что такой режим позволяет фашистам выполнить завет царского генерала Трепова о том, чтобы «патронов не жалеть».

Да, с фашистской чрезывычайкой лучше всего бороться нашей, пролетарской чрезвычайкой, на фашистский белый террор нужно отвечать красным террором. Но до этого нужно ещё дойти. Что же трудящимся делать здесь и сейчас?

Читать далее